Гексли — Габен (Стратиевская) — Часть 1

Добавлено admin | Добавлено в Гексли - Габен | Добавлено 07-01-2011

Теги: , ,

Гексли — Габен (Стратиевская) — Часть 1

1. Начальный этап дуализации.
— Создаётся впечатление, что в четвёртой квадре самая стабильная дуальность. — замечает Читатель. — Похоже, партнёры здесь легко и благополучно дуализируются…

— Вот уж чего не скажешь об иррациональной диаде четвёртой квадры. Дуализировавшись, её представители действительно образуют очень благополучную и слаженную пару. Но сам процесс дуализации здесь, пожалуй, наиболее трудный, хотя бы потому, что оба партнёра представляют две разновидности “Дон-Жуана”: один в интуитивно — этической интерпретации, другой — в сенсорно — логической.

Схема дуализации здесь выстраивается таким образом, что партнёры не только успевают себя осознать достойными друг друга, но и успевают замкнуться друг на друге таким образом, чтобы уже больше никаких других альтернативных вариантов не искать. (А это, согласитесь, для “Дон — Жуана” очень важно — это то, что приносит ему покой и ощущение стабильности, удовлетворённости тем, что он имеет.)

Разумеется такая слаженность достигается в течении длительного периода времени, которое необходимо партнёрам для того, чтобы лучше узнать друг друга.

— То есть, они не с первого взгляда дуализируются?

— Более того, дуализация здесь может развиваться очень медленно, поэтапно. И даже самый активный и самый романтический этап дуализации (её “медовый месяц”) может начаться только через несколько лет после их знакомства.

Так, например, произошло с одной очаровательной дуальной парой. (Он — СЛИ, Габен, она — ИЭЭ, Гексли.) Познакомились они на вечеринке в сауне, впервые сошлись как сексуальные партнёры, обсудили впечатления и пришли к выводу, что друг друга они в этом плане устраивают, обменялись телефонами и договорились продолжить знакомство. Сначала встречались часто, а потом стали видеться всё реже и только по его инициативе. (Кстати, на ту пору он был женат.) Через какое-то время и у неё тоже появился жених (при том, что её эпизодические встречи с дуалом всё ещё продолжались). Когда пришло время принимать решение, она встретилась с дуалом для «окончательного» разговора, “чтобы попрощаться” перед разлукой. Разумеется, никакого “прощания” не произошло, “замуж за другого” дуал её не отпустил, а наоборот — сам очень быстро развёлся с женой, после чего оформил с ней отношения. Сейчас это очень дружная и во всех отношениях успешная пара.

2. Интуитивные и тактические программы Гексли
— Кто здесь регулирует темпы развития отношений, Габен или Гексли?

— Как в любой дуальной диаде, здесь этим попеременно занимаются оба партнёра. У каждого из них есть свои способы ускорять или замедлять темпы развития отношений, которые обычно проявляются в форме сокращения или увеличения дистанции. (То Габен, исходя из своих стратегических планов, увеличивает или сокращает дистанцию, то Гексли, исходя из своих, тактических, строит оборону — ускользает от партнёра, либо “приманивает”, провоцируя его интерес). Тактически Гексли, может строить отношения и “вне дистанции”. Может создавать видимость ни к чему не обязывающих отношений, может и продемонстрировать свою полнейшую незаинтересованность в партнёре, одновременно с этим не отпуская его. Например: назначить свидание и не прийти, а затем как ни в чём не бывало позвонить человеку и уверять в своём горячем желании с ним встретиться…

— Ну, это обычные его причуды, обычная непоследовательность Гексли… — высказывается Читатель.

— Дело в том, что такая (кажущаяся) непоследовательность обусловлена целым рядом психологических программ и целей — тактических, иррациональных, интуитивно — этических, имеющих отношение к его ЭГО — приоритетам, связанным с его доминирующими аспектами — альтернативной интуицией потенциальных возможностей и эволюционной этикой отношений (-ч.и.1 /+б.э.2) и их ценностями.

В рамках своей ДЕКЛАТИМНОЙ — ТАКТИЧЕСКОЙ — ИНВОЛЮЦИОННОЙ программы (-ч.и.1) Гексли может придерживаться собственнических позиций в отношении любого человека, не допуская его перехода к “потенциальному сопернику”.

— И будет действовать по принципу : “Ни себе, ни другим”…

— А это достаточно распространённая мотивация в поступках ИЭЭ, Гексли, заставляющая его не только удерживать то, что может ему когда — нибудь пригодиться (творческая предусмотрительность по эволюционной этике отношений), но и захватывать то, что он уже сейчас не хочет видеть у своего потенциального соперника.

(Так, например, одна молодая женщина — Гексли, собираясь поехать с мужем летом в отпуск на Канары, в течение нескольких месяцев откладывала деньги для этой поездки. Каково же было удивление супруга, когда в один прекрасный (летний!) день, буквально за неделю до отпуска, она потратила все накопленные деньги на покупку ещё одной (и совершенно не нужной ей) шубы. На вопрос мужа, зачем она это сделала, супруга ответила: “Я не могла себе представить эту шубу на какой — то другой женщине! При одной мысли, что её будет носить другая, мне становилось плохо. Мне сказали, что эта шуба существует только в одном экземпляре и больше ни у кого в городе такой шубы нет. Тогда я решила, что эта шуба должна быть только у меня. А на Канары мы ещё когда — нибудь съездим.»)

Иметь то, чего нет у других, для Гексли, с его программой тотальной успешности, чрезвычайно важно, — это может быть и материальная ценность, и духовная, и какое — то уникальное изделие, и уникальные качества и свойства человека, его возможности и перспективы, его таланты, а также радости и удовольствия, которые он может доставить.

От жизни надо брать всё! И всё самое лучшее! — таковы принципы тотальной успешности Гексли. Исходя из неё, Гексли в каждом человеке может разглядеть нечто уникальное — то, чего нет у других, может полюбить человека за эти качества, но он не обязан пользоваться ими в настоящее время и может считать себя вправе оставить эту возможность про запас («на потом» — авось, когда — нибудь пригодиться!). И это достаточное веское основание (с позиций его интуитивно — возможностной программы) для того, чтобы удерживать возле себя пока ещё интересующего его человека.

Эта же мотивация вписывается и в инертно — интуитивную, тактическую программу поведения Гексли (“время пока терпит, ещё рано от себя этого человека отпускать”), и в интуитивно — этическую ( ЭМОТИВНУЮ, манипулятивную) с её богатейшим арсеналом этических уловок и средств (“А чем тебе со мной плохо? Нам так хорошо вдвоём, я тебя так люблю, так хорошо к тебе отношусь!..”).

Пример:
Одна милейшая представительница этого ТИМа была окружена пятью поклонниками и каждого из этих пятерых она по-своему и совершенно искренне (по её словам) любила. С каждым из них находилась в близких отношениях и ни от одного из них не собиралась отказываться. Для каждого находила свободный вечер. Если устраивала праздник, то обязательно многолюдный. И все её пять поклонников непременно присутствовали на этих торжествах. Для каждого из них у неё находилось доброе слово и минутка внимания. Поэтому все они были между собой знакомы, но ни один из них не ревновал к другому, поскольку каждый из них считал себя её гражданскими мужем, единственным и любимым брачным партнёром. Такое положение продолжалось до тех пор, пока она не встретила своего дуала. Сейчас она всем довольна. С прежними поклонниками сохраняет «товарищеские отношения».

— А не лучше ли было отпустить их пораньше?..

— По своим ЭГО — приоритетам (-ч.и.1 /+б.э.2) Гексли не только не захочет отпускать потенциального партнёра (к потенциальному сопернику), но и побоится это сделать, убеждая себя: и других: «А вдруг его там будут обижать?», «А вдруг к нему там будут плохо относиться?» («а вдруг его там не оценят», «а вдруг его потом будет не хватать» и т.д.). И половины этих аргументов хватит для того, чтобы удержать возле себя человека, даже если он и не нужен (возможно пригодится, но не сейчас!). Даже если он никогда не пригодиться, его всегда можно держать вне дистанции — можно тактически поохладить его пыл (если он проявляет чрезмерную активность), а потом можно его снова распалить, если он по каким — то причинам захочет уйти.

— Судя по этой тактике, Гексли отводит своим потенциальным партнёрам роль “спутников”, вращающихся вокруг него по жёсткой определённой орбите, наподобие планет вокруг солнца.

— И чем больше “планет” вращается в этой “солнечной системе”, тем ярче “солнышко” светит, тем лучше себя чувствует. Причём от своих “спутников” Гексли не отказывается, даже если останавливает свой выбор на одном постоянном партнёре, впоследствии рассчитывая им найти применение, использовать их связи и возможности для каких — то своих, прагматичных целей.

В его отношениях с дуалом такая позиция оказывается во многом удобной и единственно правильной. И прежде всего потому, что эта “жёстко определённая орбита”, создаёт удобную для Габена иллюзию взаимодействия “вне дистанции”: с одной стороны тормозит стратегическую напористость Габена — не позволяет ему подойти слишком близко и захватить доминирование с тем, чтобы потом вовлечь его (Гексли) в свою игру. С другой стороны — не отпускает его далеко и надолго, но при этом создаёт у него иллюзию полной свободы действий. («Хочешь уходи, хочешь оставайся, тебя никто не гонит, но и силой не удерживает»).

Габена ( как программного сенсорика и СТРАТЕГА) при такой ТАКТИКЕ ничего не фрустрирует — ничто не сбивает его стратегии на начальном этапе. Его самолюбия не задевают, но при этом предлагают ему посоревноваться в умении “преподносить себя”, показать себя с лучшей стороны, представить себя достойным, заслуживающим уважения партнёром, интересным собеседником и приятным человеком…

— Приятным физически?..

— …И духовно — умеющим доставлять и физическое и духовное удовольствие, способным проявить силу, стойкость, мужество, всегда готовым защитить своего партнёра (инфантильного интуита), способным позаботиться о нём, обеспечить его всем необходимым.

3. Стратегические и сенсорные программы Габена
— И Габен спешит себя проявить во всех этих качествах?

— Далеко не всегда. Прежде всего, Габен никому не позволяет экзаменовать себя на прямую. И чем больше партнёр настаивает на “прямом” испытании — “докажи мне сейчас, на что ты способен!”, — тем более он этого уклоняется, разбивая тактику (если не стратегию) такого “экзаменатора”. В отношениях с Гексли всё обстоит значительно проще: снисходительно — насмешливый тон дуала, его система оценок и поощрений (“Неплохо! Но ты можешь и лучше!”) заставляет Габена подтягиваться под порог требований и запросов, предъявляемых дуалом. А поскольку Габен — СТРАТЕГ и у него (в отличие от ТАКТИКА — Гексли) изначально ставится вполне определённая (стратегическая) цель, он может и разбивать “игру” дуала — “спутывать ему карты” (» знаем мы твои уловки»), не позволяя Гексли втягивать его в «лохотрон», требующий максимальных ставок при минимальном (или вообще нулевом) призе. Может навязать и ему свою контр- игру, пытаясь подчинить его своей стратегии…

— Будет проводить п;олитику “а Васька слушает, да ест”…

— Эту политику в той или иной степени проводит любой СТРАТЕГ, и Габен здесь не исключение: медленно, но верно продвигается он к намеченной цели, игнорируя язвительные подколки Гексли (не более ощутимые для него, чем комариные укусы), снисходительно реагируя на его “кукольное” ребячество, взбалмошную непоследовательность, закрывая глаза на его непомерные требования и неоправданный апломб (свойственный Гексли как УПРЯМОМУ АРИСТОКРАТУ).

Габен — единственный, кто лукаво посмеиваясь над инфантильными рассуждениями Гексли, может резким замечанием их прекратить и предложить своему дуалу нечто позитивное — то, что может доставить удовольствие им обоим.

Придерживаясь намеченной им стратегии, нападая, но не позволяя себя оттолкнуть, Габен, со своей стороны тоже играет с партнёром как кошка с мышкой. Если партнёр ему интересен, Габен растягивает удовольствие от игры (как программный сенсорик и инволютор получает удовольствие от самого процесса), регулирует дистанцию, чередуя сближение и отдаление. Но может и резко её сократить, если возникает реальная опасность потерять партнёра (как мы уже это видели на первом примере).

4. Коммуникативные «маски» и «роли» Габена
Внедряясь (как и положено СТРАТЕГУ) во все сферы жизни интересующего его человека, Габен с самого начала общения может задать отношениям интимный, многообещающий тон.

Может поспешить, навёрстывая время, упущенное им по каким — то его индивидуальным, частным планам (ролевая интуиция времени). Может почти сразу же претендовать на физическую близость, исходя, опять же, из его индивидуальных планов или желаний, проводя своего рода “разведку” по ролевой интуиции времени (-б.и.3) и наблюдательной волевой сенсорики (+ч.с.7). И в этой связи, если понадобится, может в первые же минуты знакомства “признаться в симпатиях”, в физическом влечении к незнакомому ему человеку (что гораздо чаще происходит). Может предложить помощь, поддержку, дружбу, сделать предложение “руки и сердца” — это его коронный, стратегический приём. Хотя и развития у таких отношений уже не бывает (что Габену как программному сенсорику и СТРАТЕГУ тоже хорошо известно) — цель достигнута, и дальнейшая игра не имеет смысла.

В рамках всё той же стратегии Габен часто разыгрывает роль «человека завтрашнего дня» — «человека далёкого будущего» (-б.и.3) или стабильно преуспевающего человека, у которого нет никаких проблем, выстраивая “приманку” по своим доминирующим аспектам (-б.с.1/+ч.л.2) — как “ловушку” для одиноких и неустроенных (но потенциально интересующих и подходящих для его целей и планов) людей.

По ролевой и манипулятивной интуиции времени (-б.и.3) Габен часто заводит разговор о планах на будущее. И лично у него эти планы всегда радужные (ПОЗИТИВИСТ), а предложения по этим планам (как и у любого ИНВОЛЮТОРА — ЛОГИКА — ОБЪЕКТИВИСТА) высказываются исключительно альтернативные тому, что предлагает потенциальный партнёр: “Вы что, уже домой собираетесь? Да бросьте, рано ещё! Сейчас берём такси, берём вино и едем ко мне…” (Аспект альтернативной интуиции времени “работает” в интересах программной (альтернативной) сенсорики ощущений (-б.с.1) — одна программа (удовольствий) предлагается взамен другой.)

В ракурсе всё той же стратегической программы (и всё тех коммуникативных моделей и «масок») Габен и о чужих перспективных планах может высказываться крайне скептически, предлагая свою (во всех отношениях “ лучшую” ) альтернативу: “… Зачем вам постоянный партнёр? — спрашивает он молодую женщину, с которой только что познакомился, — Вы что, замуж собираетесь? Да бросьте, зачем вам это надо?.. Вот я вам предлагаю свою дружбу, а со мной женщина никаких проблем не знает…”)

5. Габен — Гексли. Диада УПРЯМЫХ АРИСТОКРАТОВ
В целях большей весомости аргументов, Габен не сочтёт за грех и приврать — лишь бы только скорейшим путём добиться желаемого (к этому же “ призывает” и его упрямство ( как признак) и его волевая инертность стратега (аспект волевой сенсорики в инертном блоке). Естественно и никаких угрызений совести он при этом испытывать не будет (а что он плохого предложил?!). И даже если его уличат во лжи или упрекнут в попытке манипулировать человеком, он будет искренне удивлён и всегда найдёт оправдание своим действиям: “Ну, а как же?! Ведь полагается же поначалу немножко приврать. А как же без этого? А иначе, кто с тобой пойдёт? Кто поверит? А не хочешь — не верь, тебя же никто не заставляет! А то что же это — сама хотела поверить, а я теперь виноват!..” — как логический манипулятор (КОНСТРУКТИВИСТ) и демонстративный структурный логик (-б.л.8) Габен всегда найдёт способ себя выгородить, оправдать, как бы бессвязно его аргументы ни выглядели.

— Значит ли это, что такая стратегия рассчитана только на простачков и доверчивых людей?

— Как и любая «прагматичная», «техническая» манипуляция (+ч.л.2) она рассчитана на поиск “простачков”, эпизодических партнёров, позволяющих Габену реализовать свою сенсорную (в том числе и сексуальную) ЭГО — программу. Но эта же программа рассчитана и на поиск постоянного (и во всех отношениях достойного) партнёра, каким может оказаться и его дуал Гексли — проницательный, умеющий предвидеть неприятности программный интуит (НЕГАТИВИСТ), постоянно ускользающий ТАКТИК, ловкий этический манипулятор, умеющий раскидывать свои “сети”. На дешёвую и примитивную приманку Гексли обычно не покупается, чем и вызывает к себе повышенный интерес Габена. (Таким образом, и приём этот оказывается не только проверкой тактической маневренности дуала, делающей его особенно привлекательным и желанным, но и проверкой на УПРЯМСТВО (психологический признак), как на очень важную, инстинктивную программу выживания, позволяющую человеку постоянно повышать порог своих требований и улучшать условия существования.)

УСТУПЧИВЫЕ в этой диаде не в чести. В рамках их интуитивных и сенсорных программ ценится и умение добиваться цели, и умение добиваться успеха.

Слишком покладистый (УСТУПЧИВЫЙ) партнёр Габена разочаровывает. УПРЯМЫЙ — умеющий уважать себя и свои требования — может его глубоко увлечь.

Пример:
Молодой человек — СЛИ, Габен (известный актёр театра и кино) в одной из телевизионных программ рассказывал о себе такую историю: довольно долгое время он встречался с девушкой, которая приезжала к нему из другого города на конец недели — пятницу, субботу, воскресенье. Но его рабочий график был построен так,, что в пятницу и субботу он всегда был занят либо в спектакле, либо на репетиции, и его девушке приходилось “скучать” и “терять время”. Она уговаривала его пожертвовать ради неё либо репетицией, либо спектаклем или хотя бы один раз сходить с ней в ресторан либо в пятницу, либо в субботу (потому, что в воскресенье днём она уже должна была уезжать, а ей хотелось сходить с ним в ресторан хотя бы один раз накануне вечером). Она говорила ему: “Я же тебя так люблю, я приезжаю к тебе каждую неделю из другого города, почему ты не можешь сделать это ради меня?”. Он со своей стороны ей объяснял, что театр — это его жизнь, и он не может пожертвовать работой ни при каких обстоятельствах. Кончилось тем, что они расстались: она перестала к нему приезжать, и отношения на этом прекратились. С тех пор прошло уже семь лет, и он воспользовался своим публичным выступлением для того, чтобы с экрана рассказать эту историю и попросить свою девушку (если она сейчас его слышит) к нему вернуться, потому что он её ещё любит, забыть не может и жить ему без неё очень трудно.

— А если бы она не настаивала на своём требовании и согласилась на то, что он ей предлагал?

— Тогда, возможно, она не была бы ему так дорога…

— Так это общее свойство УПРЯМОГО?

— Представьте себе, да. В диаде УПРЯМЫХ (и в квадрах АРИСТОКРАТОВ, и в квадрах ДЕМОКРАТОВ) партнёра «оценивают» во столько, сколько внимания, душевных сил и материальных средств он заставляет на себя потратить. Снижаются требования, опускается и его “котировка”. Поэтому в диадах УПРЯМЫХ АРИСТОКРАТОВ бывают так популярны своего рода “проверки на неуступчивость”, а при первом знакомстве дуалов так важно бывает “сбить спесь” с соконтактника, “обломать” его, чтобы посмотреть, насколько настойчив он в своих запросах и требованиях. (Схожие “проверки” устраиваются и в рамках других признаков — в диадах РЕШИТЕЛЬНЫХ, например. Поэтому “боевое крещение” в квазитождественной диаде Гамлет — Максим может быть гораздо более суровым, чем в этой. Хотя и там оно (также как и в этой диаде) будет подаваться в форме игры, — чтобы не обидеть и не оттолкнуть дуала. А вот будет ли оно понято и принято как игра — это уже другой вопрос и это зависит от адекватности восприятия дуальных партнёров, от совпадения их информационных «кодов» и «шифров», как “ключа” и “замка”.

— Так, выходит, не случайно Высоцкий пел: “Если он с гонором, так будет — без…”. Гонор — принципиальная позиция УПРЯМЫХ?

— Тема упрямства у УПРЯМЫХ ( А тем более УПРЯМЫХ АРИСТОКРАТОВ, которые УПРЯМЫ вдвойне) всегда красной нитью проходит через их убеждения — они очень много и охотно рассуждают на эту тему (на тему своего апломба, амбиций, уважения, чувства собственного достоинства), особенно РАССУЖДАЮЩИЕ.

— Получается, что УПРЯМСТВО (как признак) — это глубокая эволюционно -генетическая, информационная программа?

— Настолько глубокая, что её можно пронаблюдать даже у наших далёких биологических предков — у животных и птиц. (У некоторых видов птиц, например, этот признак проявляется следующим образом: если самец подготовит для своей подруги подходящую «жилплощадь» — «уютное гнёздышко», «жизненное пространство» и кормовую зону — территорию, освобождённую от других соперников, если его “песенка” ей понравится, если его внешний вид её тоже устроит (то есть, он будет достаточно крупный, сильный, красивый), но он НЕ преподнесёт ей положенный по брачному ритуалу “подарочек” (цветок, травинку, веточку, которую она должна будет принять в знак согласия и положить в основании гнезда), самка вообще не будет считать, что ей предложили «выйти замуж» — она покричит, почирикает и улетит прочь искать другого самца, у которого и “квартира” будет похуже, и сам он — тощий, кривобокий, облезлый, но зато “подарочек” будет преподнесён по всей форме.)

— А если бы она согласилась на хорошего партнёра без “подарочка”?

— Тогда бы такая пара образовала новый — “УСТУПЧИВЫЙ” подвид этого (прежде “УПРЯМОГО”) вида птиц, который бы впоследствии развился в отдельный вид.

— Возможно из диадного признака УСТУПЧИВЫХ, когда — то возник и квадровый признак ДЕМОКРАТИЗМА: расширилась область уступок, и вот уже “горизонталь” “равноправных” отношений доминирует над вертикалью отношений соподчинения.

— Но и эта “горизонталь” равноправия не беспредельна ни у людей, ни у животных, ни у птиц, которые тоже не всегда успешно “борются за равноправие” (как это уже давно доказано биологией). Поэтому, наряду с “горизонтальными” — уравнивающими в правах признаками, есть и “вертикальные” признаки, выделяющие систему приоритетов — создающие силовой перевес и выделяющие из прочих равных «доминанта» — того, кто возьмёт на себя ответственность в экстремальной ситуации.

И в этой связи «конфетно — букетный» период в каждой пар;е (а тем более, в дуальной диаде) является необходимым брачным ритуалом, унаследованным от наших биологических предков. Целый ряд программ продолжения рода реализуется через брачные ритуалы, начиная с периода ухаживания. Такие программы, например, как «программа сопровождения», программа «доминанты влюблённости» и «инверсии доминирования», при которой агрессивный и доминирующий прежде партнёр становится кротким как ягнёнок, сопровождает свою подругу и выполняет любое её желание. Эти программы работают только в состоянии влюблённости и являются проверкой чувств партнёра. Сопровождаются программами “ритуального кормления” и “подношения подарков”. ( Всё те же «пернатые партнёры», например, друг друга в ресторан не водят, но чем — нибудь вкусненьким — из клювика в клювик — друг друга кормят и преподносят подарки, добываемые иногда ценой неимоверных усилий. Распространённый вариант — пучок травы со дна моря, демонстрирующий выносливость и силу партнёра, его готовность к самопожертвованию. Всеми этими знаками и ритуалами они демонстрируют подруге своё доброе отношение, силу, возможности и серьёзность своих намерений. У каждого элемента “брачной программы” есть своя биологическая целесообразность и отменять её (или оспаривать с позиций “здравого смысла”) никому не дано.

— А если они будут оспорены?

— Возникнет сбой в программе дуализации и дуальные партнёры потеряют друг друга.
К тому же далеко не все обиды возникают на уровне “здравого смысла” — есть и более глубокие психические структуры. В квадрах АРИСТОКРАТОВ следование брачным ритуалам обязательно (особенно в диадах УПРЯМЫХ).Уступки в вопросах чести, достоинства и уважения являются “сбоем программы” и рассматриваются (уважающими себя) УПРЯМЫМИ АРИСТОКРАТАМИ как отклонение от нормы — как нечто нелепое, неправильное, заслуживающее осуждения. (По этой же причине и герой предыдущей истории признал свою вину и всенародно попросил прощения у своей возлюбленной).

С позиций существующих (в рамках признака УПРЯМЫХ) программ, склонение к уступкам во всех УПРЯМЫХ диадах ( а тем более УПРЯМЫХ — АРИСТОКРАТОВ) воспринимается однозначно: как намеренное желание унизить партнёра, чему он при любых условиях ОБЯЗАН сопротивляться.

— А как же требования и просьбы компромиссов, обращённые к другим? Ведь это так характерно для Гексли склонять окружающих к уступкам…

— Окружающих, но не себя. Это все остальные, следуя его указаниям, должны “подвинуться” (или “выдохнуть”), чтобы кому — то стало просторней, но не он сам. Он своих позиций он уступать не будет — ни одной пяди! И это относится ко всем УПРЯМЫМ, для которых пойти на уступки, значит “сломаться”, потерять опору в жизни (и в первую очередь — идеологическую, концептуальную). Если УПРЯМЫЙ пошёл на уступки, он уже не УПРЯМЫЙ, но ещё и не УСТУПЧИВЫЙ, потому что защитные психологические программы, включённые в признак УСТУПЧИВОСТИ им ещё не наработаны — это просто дезориентированный и выбитый из колеи человек, который ещё очень нескоро в свою колею войдёт (и прежде, чем это сделает, он искалечит жизнь себе и другим).

— Такой это важный признак —УПРЯМСТВО и УСТУПЧИВОСТЬ?

— А в ТИМе (как и в любом творении природы) вообще нет ничего лишнего, всё зачем — нибудь да нужно — надо только разобраться, — зачем. По этой же причине и все пятнадцать дихотомических признаков, составляющих ТИМ, тоже далеко не лишние — каждый из них представляет собой совокупность глубочайших, жизненно — важных био — генетических программ, наработанных ТИМом в процессе эволюции (антропогенеза) и закалённых в жесточайшей конкурентной борьбе (за выживание и продолжение рода) в интертипных и межличностных отношениях.

Дуальные отношения, при всей их кажущейся комфортности, не исключают антагонизма по межличностным отношениям. Поэтому, как бы ни расслаблялись партнёры, как бы ни очаровывались друг другом, они ни при каких обстоятельствах не должны отступать от своих позиций и требований. Главное, чтобы требования предъявлялись разумные и целесообразные, соответствующие их экологической ситуации, а также соответствующие системе представлений и ритуалам их дуальной диады. Система требований в дуальной паре — это тоже своего рода “пароль”, на который должен быть соответствующий “отзыв”.

Признак УПРЯМСТВА (в совокупности с остальным набором признаков) в этой дуальной диаде является не только программой поиска достойного партнёра, но и средством утверждения собственного достоинства, средством восстановления равноправных с ним отношений…

— И ещё средством психологической защиты — подсказывает Читатель.

— Причём, крайне необходимым, поскольку нивелирование ценностей и интересов соконтактника — одно из самых распространённых средств достижения личных целей, способ манипуляции поступками партнёра и способ навязывания собственной альтернативы в ущерб его целям и интересам этой диаде УПРЯМЫХ — АРИСТОКРАТОВ — ИНВОЛЮТОРОВ. (Любой инволютор может предложить соблазнительную альтернативную программу, а уж тем более такие “искусители” как Габен и Гексли…)

Настойчивость представителей этой диады усиливается ещё и тем, что каждый из них оставляет право деловой и иной инициативы за собой. Отсюда и пресловутая взбалмошность Гексли: “что хочу, то и делаю!” — независимость по деловой логике и этике отношений. По этой причине и в чужие цели и планы Гексли “вписывается” неохотно (свойство УПРЯМОГО ТАКТИКА- ОБЪЕКТИВИСТА). И даже если и принимает чьё — то предложение, то только потому, что всегда оставляет за собой право соглашаться (чтобы не обижать человека отказом), но поступать предпочитает по — своему — как интересы и настроение подскажут).

Гексли реализует только то, что ему выгодно по его интуитивно — этической программе — то, что имеет отношение к его успеху, росту его популярности, его удобствам и удовольствиям. В дуальной диаде это дополняется программными целями Габена — приоритетами по аспекту сенсорики ощущений (-б.с.1), к которому относятся также и чувственные ощущения, и секс, и наслаждение, и удовольствие как жизненная позиция, и стремление избежать неприятностей…

Источник

Обсудить на Социофоруме

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • Google Buzz
  • Яндекс.Закладки
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • Twitter
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Post a comment