Джек Лондон — Драйзер (Стратиевская) — Часть 5

Posted by admin | Posted in Джек Лондон - Драйзер | Posted on 07-01-2011

Tags: , ,

Джек Лондон — Драйзер (Стратиевская)

Часть 5

Реализация лаборных блоков в дуальной диаде (на примере диады ЛИЭ, Джек — ЭСИ, Драйзер)

Бесшабашная простота Джека — это ничто иное как “беспечность” по демонстративной интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.8), — частный случай переоценки (или недооценки) возможностей по “анти — ценностям” — функциям и аспектам лаборных блоков.

Самая распространённая ошибка — недооценка опасности. И как следствие, — потеря равновесия на уровне ИД (опасность “открытых шлюзов”), результатом которой может быть вовлечение в трудно контролируемые ситуации, состояния и процессы — так называемое “падение в пропасть”, к которому Джек тоже относится крайне легкомысленно: «Подумаешь, — прыжок! Где наша не пропадала! Гулять, так гулять! ”.

“Сбои” на уровне ИД (выход из оптимально режима) у Джека проявляются в виде беспечности, попустительства и халатности, бесконтрольного подчинения чужому влиянию, неограниченного потворства чужим и собственным прихотям.

У Джека аспекты +б.л.7 и –ч.и.8 в позиции ПФ-7 и ПФ-8
У Драйзера аспекты +ч.э.7 и –б.с.8 в позиции ПФ-7 и ПФ-8

На уровне СУПЕРЭГО это неровные, “импульсивные” проявления — “суета”:

У Джека аспекты –ч.э.3 и +б.с.4 в позиции ПФ-3 и ПФ-4
У Драйзера аспекты –б.л.3 и +ч.и.4 в позиции ПФ-3 и ПФ-4

Рассмотрим эти аспекты и их проявления у ЛИЭ, Джека:

Беспечность по интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.8) — “трюкачество”, лихачество, безрассудный риск (якобы подкрепляющий и “защищающий” его ЭГО — программу, расширяющий её потенциальные возможности) — риск, который хочется проверить на практике, подкрепить опытом.

Беспечное отношение к деньгам, и безрассудная филантропия (сверх допустимых возможностей), сочетающаяся со стяжательством, независимо от уровня доходов. Джек может работать как вол, но при этом постоянно быть на мели, одалживать деньги другим и брать взаймы, не делая разницы между своим и чужим карманом.

Джек часто переоценивает свои возможности и оказывается заложником навязанных обстоятельств и собственных обещаний. Так, например, он может содержать и материально поддерживать огромное количество людей — родственников, друзей и друзей своих родственников — но при этом будет не в состоянии удовлетворить собственные насущные потребности (просто не оставит себе на это денег и будет по — минимуму одалживаться у других).

“Азарт” по интуиции потенциальных возможностей (-ч.и.8) — увлечение азартными играми — стремление испытать удачу, которое так часто выходит из — под контроля, что Джек оказывается заложником своих страстей и пристрастий. В сочетании с безрассудной тратой денег и тягой к острым ощущением, азартные игры для Джека становятся своего рода болезнью, “наркотиком” — «снежной лавиной», которая его накрывает с головой, вовлекает в пучину бедствий и уносит в пропасть, “стихийным бедствием”, с которым он не в состоянии справится собственными силами. Азартом, остротой ощущений, —адреналином, который вырабатывается при этом, возбуждая и опьяняя ощущением полёта и эйфории, Джек “глушит” стрессы, отчаяние, обиду, досаду, угрызения совести, неуверенность в себе и в завтрашнем дне. “Лёгкие деньги” и доходы от лёгких, полулегальных и нелегальных заработков Джеку моментально хочется “просадить” — они ему жгут карман и руки, хотя рассчитывает он на эти суммы вполне серьёзно.

В условиях безысходности, нищеты и безработицы Джек может играть “на последние”, проигрывать чужие или “казённые” деньги. Для него это — своего рода «борьба с обстоятельствами», а так же:

* проявление протеста против денег как таковых;
* протест против постоянной нужды и унылого существования в стеснённых обстоятельствах;
* стремление вернуться в прежнее стеснённое состояние голода и нужды, которое обостряет его охотничий инстинкт, делает его ещё злее ии азартней (инерция состояний);
* протест против невозможности реализовать себя (проявление “комплекса связанных рук”)
* протест против невозможности удовлетворить свои насущные потребности;
* стремление подавить отчаяние и тревогу по аспекту сенсорики ощущений: всё равно пропадать, — так уж судьбу испытаю, напоследок!

Но вот стреляться, проигравшись в пух и прах, Джек не будет — не сноб и не “аристократ” — сказывается инстинкт самосохранения и программное чувство целесообразности. (На суицид Джек может пойти только будучи не в состоянии пережить измену и предательство близких, — как это случилось и с самим Джеком Лондоном, — то есть от отчаяния и “усталости” по суггестивной функции.)

Отыгрываясь, Джек пытается “насытить” свою безудержную страсть к деньгам, идя на поводу у своего отчаяния, тщеславия или честолюбия, стремления самоутвердиться самым лёгким и самым доступным способом.

Над одним из представителей этого ТИМа судьба сыграла злую шутку: с первого же посещения казино ему крайне повезло: он выиграл огромную сумму денег, принёс домой в целости и сохранности (никто их у него по дороге не отобрал) одарил всех друзей и знакомых, купил матери дачу и садовый участок, а остальное прокутил с друзьями и случайными знакомыми. Этот эпизод стал в его жизни роковым: за несколько дней кутежа он так втянулся в этот вихрь удовольствий, ему так понравилось добывать лёгкие деньги и щедро одаривать всех вокруг, что, промотав почти всё, он с небольшой суммой денег снова пришёл в казино и стал играть. С тех пор он «подсел» на азартные игры и удовольствия зарабатывал деньги в основном, только для того, чтобы промотать их в ресторане (пристрастился к изысканной кухне) или проиграть. Не брезговал сомнительными заработками, подрабатывал шулерством, брачными аферами, устраивал дома игорный притон. Работал от случая к случаю, но нигде подолгу не задерживался: стоило только ему получить расчёт, как он тут же все деньги проматывал, до семьи ничего не доносил. А семей у него параллельно было несколько. (Одна из них — с дуальной партнёршей). Все семьи он использовал как временное укрытие: появлялся от случая к случаю, без объяснения причин своих долгих отлучек, забирал все деньги, которые в его отсутствие накапливались в доме и снова исчезал на неопределённое время. Все друзья, бывшие его кредиторами, его прикрывали в надежде вернуть свои деньги: его жёнам место его пребывания не указывали, чем зарабатывает, чем живёт, на что тратит деньги, — не говорили. Опутывали его новыми долгами и обязательствами, втягивали в сомнительные сделки и предприятия и заставляли «в счёт долга» работать на них даром.

Оказавшись “на мели”, Джек ИНОГДА НЕНАДОЛГО УСПОКАИВАЕТСЯ: понимает, что если деньги, как олицетворение некоего “материального зла”, он ещё как — то может “убить в себе” (нет денег — и нет “зла” — нет этой многоголовой гидры, которая тянет из него все силы и соки), то от угрызений совести, этических отношений или моральных обязательств перед кредиторами (в том числе и друзьями, и близкими) ему деваться некуда. Поэтому, поостыв и поразмыслив, отправляется куда — нибудь на север — “в холодные края” или “в горячие точки”, — по вербовке или по контракту, на верные, но тяжёлые заработки, “замаливать грехи” и отрабатывать долги (чтобы от его “никчёмного” существования была хоть какая — то польза, — погибать, так с чистой совестью!)

Такое проявление “демонстративной (-ч.и.8) беспечности и азарта” — характерно для Джека с заниженной самооценкой, дезориентированного, задавленного неудачами и отчаянием.

“Беспечность” здесь проходит по наблюдательной логике соотношений (+б.л.7) как “обоснование риска”, как “теоретическая” (или концептуальная) база, подтверждающая и оправдывающая последующие рискованные действия (как ТЕОРИЯ, ПРЕДОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ ПРАКТИКУ).
Для Джека это проявляется

* в стремлении ниспровергать авторитеты (в способности наживать себе врагов);
* в излишнем доверии к какой — либо сомнительной информации, системе убеждений, системе взглядов.
* в увлечении авантюрными проектами (стройно изложенными и заманчиво поданными),
* в увлечении модными “авангардными” теориями — в стремлении подтвердить их на практике, реализовать самостоятельно (или субсидировать их реализацию).

(У самого Джека Лондона это проявлялось в увлечении “социализмом”, в пропаганде и реализации социалистических идей, в субсидировании политических движений и партий. А также в увлечении дорогостоящими сельскохозяйственными экспериментами, обернувшимися для него огромными потерями и убытками (хотя уникальная ценность их для развития аграрных технологий в США сомнению не подлежит).

“Суета” по СУПЕРЭГО (неровное, скачкообразное — с перепадами — функционирование по ПФ-3 и ПФ-4):
“Тревога” по +б.с.4 — проявляется как беспокойство и мнительность и мстительность при первых же болезненных симптомах (новых, неизведанных).
“Беспечность” по +б.с.4 — проявляется как тяга к удовольствиям и излишествам, беспечное отношение к своему здоровью.
«Суета» по сенсорике ощущений (+б.с.4) проявляется в том, что

* периоды длительного воздержания и аскетизма чередуются с невоздержанностью и разгулом;
* пристрастие к излишествам и удовольствиям сменяется жаждой экстрима и тягой к острым ощущениям;
* безразличие к своей внешности и консерватизм в одежде сменяется экстравагантными поисками индивидуального стиля;
* смущение, скромность, застенчивость в поведении чередуется с крайней бесцеремонностью, раскованностью и даже наглостью и т.д.

“Выбиваясь” из оптимального своего сенсорного режима, — в период нищеты, безработицы и отчаяния, Джек может чередовать разгул с аскетизмом, разбрасываться деньгами, проедать в первый же день всю стипендию, а потом ходить целый месяц голодным, перебиваться случайными заработками, искать «крышу», «кормушку», напрашиваться в гости к друзьям, или заявляться к ним без приглашения.

“Суета” эмоциональные перепады при нормативном общении (“раздражение”) по аспекту этики эмоций (-ч.э.3) здесь также имеют место: то он мил, очарователен, улыбчив и благодушен, то беспричинно груб, раздражителен и вспыльчив. Любой сенсорный (и этический) дискомфорт вызывает у него раздражение: его оттеснили, ему нагрубили, неприветливо встретили, его «обошли пирогом», не пригласили к обеду, не одолжили денег, не уступили в просьбе, С НИМ ОБОШЛИСЬ НЕ ТАК, КАК ОН ТОГО ХОТЕЛ — всё это даёт повод для возмущения.

Раздражение с позиций вербальных блоков (аспекты уровней ЭГО и СУПЕРИД — ЭГО — программы (аспект деловой логики (-ч.л.1), ЭГО — реализации (аспект интуиции времени (+б.и.2), суггестивный аспект этики отношений (+б.э.5) и активационный аспект волевой сенсорики: -ч.с.6) проявляется здесь как вспыльчивость по поводу чьих — то недоработок, халатности, разгильдяйства, преступной медлительности, попустительства, “нечестной игры” и проч.

По поводу глобальных этических разочарований (измены, предательства, вероломства, злоупотребления доверием) раздражения нет, — есть общая подавленность, замкнутость, депрессия. Что лишний раз подтверждает необходимость помощи дуала в “вербализации” основных идей по дополняющему (квестимному) аспекту этики отношений — программному аспекту Драйзера (-б.э.1). И ключевым является здесь РАЗДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ ДОБРА И ЗЛА, в котором так нуждается Джек ввиду того, что его собственный суггестивный аспект деклатимной этики отношений (+б.э.5) границы этих понятий РАЗМЫВАЕТ: то он готов считать всех своими друзьями, то — своими врагами, то со всеми дружит, то со всеми враждует, а отличить одних от других (в силу деклатимной склонности к обобщениям) ему бывает трудно. («Дай знать мне, где друзья, а где враги! И от беды меня убереги!..» — с этой просьбой Джек может обратиться только к дуалу Драйзеру с его разграничительной этикой отношений.)

У ДРАЙЗЕРА:

“Азарт” по демонстративной сенсорике ощущений (-б.с.8), к которому относится и

  • нетерпеливый интерес к новым и неизведанным ощущениям, к огромному количеству соблазнов, которым хочется поддаться;
  • новые пристрастия и увлечениям излишествами, перед которым невозможно устоять (“Всем это нравится, — дай — ка и я попробую!”)
  • бесконечное множество “маленьких слабостей, вырастающих в большие проблемы.

Эти и многие другие “чёрные бездны” могут “открыться” под воздействием активно внедряющего свою программу соцзаказчика или квазитождика (своего рода “остаточные явления” этих и некоторых других интертипных отношений, оказывающих на него разлагающее воздействие).

“Азарт” по наблюдательной этике эмоций (+ч.э.7) — захлёстывающий “разгул эмоций”, безудержность чувств, всепоглощающая страсть, граничащая с безумием; острая, пронзительная жалость и беспредельное сострадание, побуждающее к безрассудному самопожертвованию (результат взаимодействия с некоторыми не в меру жёсткими этиками — интуитами, “побочные эффекты” миражных и родственных ИТО, отношений обратной ревизии и прямого соцзаказа).

Напомним, что Драйзера нельзя “раскручивать” по этике эмоций (тем более вопреки его желанию) требовать какой — то сверхсильной привязанности, сверх сильной эмоциональной самоотдачи, увлекать сильными эмоциональными состояниями, заставлять их прочувствовать, сопереживать им и сострадать — всё это очень рискованно и неизвестно, чем обернётся — последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Драйзер “сгорает” в огне собственных эмоций (они его “расплавляют” как “стойкого оловянного солдатика” он весь “исходит” на них — плачет “оловянными слезами”), а результат — безграничная усталость, моральная и физическая опустошённость, энергетическое истощение — “выжженная земля”.

Драйзеру (как квестиму — объективисту) при его отстранённой и беспристрастной ЭГО — программе полагается быть сдержанным в проявлении своих эмоций. Выдержкой, самообладанием он выправляет отношения в сложной критической ситуации, отчаянием и несдержанностью разрушает их; портит о себе впечатление, даже если до этого оно было благоприятным.

На уровне СУПЕРЭГО:
“Суета” по интуиции потенциальных возможностей (+ч.и.4) проявляется

  • как ощущение страха, опасности и тревоги сменяется ощущением безрассудной, отчаянной смелости, головокружительной, опьяняющей лёгкости и беззаботности (за которую потом приходится жестоко расплачиваться);
  • крайняя настороженность, и сдержанность чередуются с безудержным авантюризмом — сам чёрт не брат и море по колено! — замкнутость сменяется ничем не объяснимой раскованностью, предусмотрительность и дальновидность — безрассудством, чопорность — экстравагантностью, глупой бравадой и предосудительным эпатажем, за которым следует стыд, разочарование результатом и горькое сожаление;
  • постоянный страх неизвестности сменяется “атакой” на неизвестность — “штурмом” ситуации, — смятением паникой и отчаянием.

Пульсирующий, “судорожный” ритм работы ПФ-4 влияет и на программную функцию ПФ-1 — периодически “выбивает” её из оптимального режима.
“Суета” по логике соотношений (-б.л.3) проявляется как:

  • информационная неразборчивость,
  • «доверчивость” и быстрое переутомление: ЭСИ «учит” (зубрит) всё подряд, всех слушает, но при этом недоверчиво, или наоборот, — некритично воспринимает новую информацию;
  • возникают трудности с систематизацией знаний — не знает, на что обратить внимание, путается в противоречиях, пасует перед противоречиями, при всём желании не может разобраться в природе этих противоречий, хотя и стремится к их пониманию (как это бывает свойственно глобальной, стратегической логики квестима);
  • не умеет отделить главное от второстепенного: ячейки памяти забиваются новыми или несущественными сведениями, которые быстро забываются;
  • делая выводы, Драйзер часто повторяется, как будто “идёт по замкнутому кругу”, возвращается всё на те же исходные позиции и в конечном итоге устаёт от этих размышлений;
  • возникают трудности в поисках объяснений, трактовок, интерпретаций;
  • бывает трудно прийти к какому- то логическому мнению — легче послушать, что по этому поводу говорят другие и согласиться с их доводами, если это не противоречит его личному опыту и наблюдениям;
  • бывает трудно понять суть происходящего в логическом преломлении — непонятно, к какой категории относить то или иное явление, как относиться к этому явлению — ситуация как будто не поддаётся объяснению (пониманию) и Драйзер невольно теряет над ней контроль — перестаёт и уже не пытается её анализировать; общее развитие событий (или отдельные явления или действия) уже не поддаются объяснению;
  • возникает ощущение страха и беспомощности — ощущение захлестнувшего водоворота событий на которые он не может повлиять. (проблема кажется неразрешимой на уровне нормативной функции и переходит на т.н.с. — «зону страха» — аспект интуиции потенциальных возможностей (+ч.и.4), где становится «минным полем» — «запретной областью», «табуированной темой», не подлежащей ни обсуждению, ни проверке действием.

Дальше проблема частично переходит на т.н.с. (+ч.и.4), и возникает непонимание целого ряда жизненно важных вопросов, требующих разрешения. Точно так же как Джеку бывает трудно разобраться со своими чувствами, Драйзеру (а особенно — инфантильному идеалисту) бывает трудно разобраться в смыслах и сути происходящего. Отсюда:

  • и необходимость обсуждать проявления алогичности происходящих явлений с окружающими, близкими — “своими” — людьми, которые, как Драйзер надеется, помогут ему прояснить ситуацию, а не запутают её ещё больше;
  • и излишняя (как некоторым кажется) доверчивость и откровенность Драйзера, так “странно” сочетающаяся с обычной для него скрытностью, сдержанностью и осторожностью.

(Эту доверчивость и откровенность Драйзера обычно неверно истолковывают, но лично им и его дуалом она воспринимается как непременное условие честных и справедливых отношений: для того, чтобы получить чёткий и определённый ответ, надо самому предельно чётко и искренне изложить свою позицию (по принципу «честный вопрос — честный ответ»). Драйзер потом сам себя за свою же откровенность корит: «слишком многое выболтал, слишком подробно изложил свой вопрос, свою точку зрения», за свою доверчивость сам себя беспощадно ругает. А ругать — то себя, по большому счёту, не за что — по третьей функции (ему как объективисту) “хочется” быть откровенным, поскольку здесь уже происходит “переход” на коллективную реализацию лаборного уровня, возникает объективная необходимость в согласованности общего мнения, выработке общего действия или позиции — необходим поиск единомышленников.

Как видим, информация по ПФ-3 обрабатывается с определёнными трудностями — при переходе на лаборные блоки неизбежны и потери информации, и трудности с её усвоением и обработкой. Возникают сомнения: самому ли во всём разобраться или у других спросить?

Но пока этот вопрос разрешается, информация “застревает” (“зависает”) на ПФ-3 и с опозданием переходит на ПФ-4, когда там уже “раздаются” сигналы тревоги и паники. Возникает желание перенести решение этого вопроса на сильный вербальный блок — на уровень ЭГО и разрешить ситуацию с возможностными ограничениями этически (в рамках схемы: «можно — нельзя», «нравственно- аморально»), либо организованными волевыми усилиями. Но и здесь тоже не всегда удаётся решить проблему — возникает слишком много этических запретов (приводящих к выводу: «нельзя, потому что это аморально») и ситуация кажется безысходной.

Вот тут — то и может выручить Драйзера его дуал Джек, оценивая ситуацию свежим и непредвзятым взглядом, рассматривая её со схожих позиций. Существует мнение, что дуал дуалу ничего принципиально неприемлемого не посоветует, — не должен, в силу общности квадровых и диадных признаков, диадных ценностей и приоритетов (а иначе он не был бы ему дуалом). В свете координации диадных ценностей можно предположить (хочется верить), что и Джек не посоветует Драйзеру что — либо противоречащее программным установкам его дуала. (Принимая во внимание слепую доверчивость, Драйзера по суггестивному своему аспекту логики действий (+ч.л.5), это было бы по отношению к нему преступным предательством со стороны Джека.) Но если такое предложение всё же поступает (например, подставить общих друзей под неприятности: взять их гарантами возврата долгов и «кинуть»), то его можно рассматривать как очень серьёзный симптом глубоких отклонений от норматива. С другой стороны, такое безнравственное предложением может поступить в связи с тем, что Джек свободен от многих моральных ограничений своего дуала Драйзера — по своей суггестивной функции он их не чувствует. Но это не означает, что Драйзер должен относиться к ним некритично и попустительствовать. Оптимальным является правило: доверяй, да проверяй всё то, что тебе по логике действий (+ч.л.5) советуют. (Проблема в том, что проверки тоже здесь оказываются очень рискованными — в процессе проверки «добрых советов» Джека можно потерять абсолютно, особенно, если предложение со стороны Джека поступает с целью захватить имущество Драйзера (что, к сожалению, тоже не редкость). И в этой связи, деловые советы его педантичного полудуала — Штирлица, основанные на его разграничительной суггестивной этике отношений (-б.э.5), подходят Драйзеру больше, чем авантюрные советы его дуала — Джека — экспансивные, размывающие границы дозволенного.

Будучи свободным от многих моральных ограничений Драйзера, Джек считает, что помогает дуалу найти простой и естественный выход из тупика. (Хотя эта помощь нередко оборачивается для Драйзера катастрофой). И тем не менее, посредством обсуждений сложных тупиковых ситуаций в дуальной паре происходит наработка и накопление индивидуального опыта каждого из них — наполнение суггестивной функции. Драйзер открывает для себя новые прагматичные возможности (развитие по суггестивной деловой логике (+ч.л.5) и т.н.с. (+ч.и.4) — интуиции потенциальных возможностей), Джек открывает для себя новые моральные ориентиры — отказывается от методов, которыми он не брезговал раньше, но теперь критически переоценивает по мере общения с дуалом.

В большинстве случаев взаимовыручка дуалов заключается в поддержке как по вербальным, так и по лаборным блокам — ведущим и ведомым, сильным и слабым, в процессе которой они могут не только подтянуть суггестию друг друга и скоординировать с ней свою ЭГО программу (проработать блоки ЭГО и СУПЕРИД) и сообща обсудить “непонятное”, объяснить друг другу “труднообъяснимое” общедоступным, понятным им обоим языком, с позиций диадных ценностей; подобрать удобную и нужную им трактовку, выработать общее мнение, отношение и позицию (проработать блоки СУПЕРЭГО, ИД).

ДУАЛЫ ДОЛЖНЫ РАЗГОВАРИВАТЬ ДРУГ С ДРУГОМ КАК МОЖНО ЧАЩЕ, хотя иногда им бывает приятнее помолчать. Но следует помнить, что все “страхи” и “беды” в дуальной диаде — все кризисы и осложнения начинаются с “отмалчивающегося” дуала, неспособного решить свои проблемы самостоятельно и замыкающегося на самом себе в своём отчаянии.

Разумеется, каждая дуальная диада может решить только ограниченный круг проблем и неизбежно оказывается замкнутой границами своих диадных «параметром» — приоритетов, ценностей и установок, поступиться которыми не может, — рискует потерять ценностную ориентацию своей диады и квадры. Более того, никто из другой диады ей этих ориентиров не даст: ревизоры и соцзаказчики могут лишь незначительно раздвинуть горизонты их возможностей, — и то несущественно и ненадолго, после чего дуалы опять вернутся к своим прежним установкам и принципам, выйдут из-под ревизии и соцзаказа, отвергая предложенные варианты решений как неприемлемые.

Драйзер старается не позволять Джеку ловчить и жульничать, обманывать, выезжать на чужом горбу, выбираться из сложных ситуаций нечестными методами, — боится навлечь беду на свой дом и свою семью. А если он всё же это позволит (подпадёт под обаяние своего дуала, уступит ему, не сможет устоять перед его напором и просьбами), сам первый пострадает от его махинаций и окажется заложником его произвола. Сам станет первоочередной жертвой «трюкачества» своего дуала, — его и подставят, и «разведут как лоха», и «выбросят за борт» за ненадобностью; и только потому, что он сам допустил нечто подобное в отношений других, дав соответствующую информацию суггестивной этике отношений своего дуала (+б.э.5), из чего тот и обошёлся с ним, как с отработавшим свою роль подельником. (Джек может сделать вывод: других, стало быть, можно подставлять под неприятности, а ближайшего партнёра, нельзя? — и тогда уже дойдёт очередь и до дуала.

Драйзеру нельзя становиться сообщником в сомнительных сделках Джека. С нечестностью своего дуала Драйзеру необходимо бескомпромиссно бороться. И не только потому, что кроме него этого сделать некому (все остальные, став жертвой обмана, будут Джеку жестоко мстить), и не только потому, что программа Драйзера — «этика жёсткой и бескомпромиссной морали (-б.э.5) этого не потерпит и угрызения совести Драйзера самого замучают. Но ещё и потому, что Джек (как деклатим — объективист — прагматик) очень плохо отличает «своих» от «чужих», И со «своими» (привыкнув ощущать себя деспотом) обращается намного хуже, чем с чужими, — теми, кого он оставляет себе как резерв для будущих своих «раскруток» и «разработок». А это значит, что попустительство Драйзера очень быстро само к нему (к Драйзеру) бумерангом вернётся и станет причиной огромного количества неприятностей, за которые теперь уже он должен будет расплачиваться сам.

О вербализации уровня СУПЕРИД
Суггестивная функция (ПФ-5) — второй (после программы) ценностный ориентир ТИМа, расположенный на витальном уровне — на серединном вербальном блоке СУПЕРИД. Именно потому, что это — “слабый” серединный блок, суггестивную функцию можно представить как слабенький маячок в тумане, к которому пробираются “на ощупь”, ориентируясь на ощущения.

При всём своём инфантилизме (а суггестивная функция — это «точка абсолютной слабости» в каждой модели), при всей своей «жадности», «всеядности» и “жажды подпитки” (а суггестивная функция постоянно “кушать просит”), она откликается только на ту информацию, на которую “закодирована” и которая соответствует её диадным ценностям и приоритетам — то есть, составляет набор «пассивных ценностей» своей диады, которые открываются только «дуальным ключом» (в процессе воссоединения с дуалом). Потому ПФ-5 и “подпускает” к себе далеко не всех, воссоединяется далеко не со всякой программной функцией (ПФ-1), а только с ЭГО — программой своего дуала, и не “лишь бы какого”, а “хорошего”, — способного её наполнить нужной, полезной и качественной информацией, способной её вербализовать, — “озвучить” и “разговорить”.

Развитие дуальных отношений во многом зависит от накопления индивидуального опыта, от способности суггестивной функции “вызревать” — активно накапливать необходимую ей информацию. Причём, “вызревание» это должно происходить без давления и стрессов — в благоприятных условиях, в ходе естественного развития личности и её дуализации с партнёром.

Приближение дуала информационно и энергетически подпитывает эту функцию, позволяет ей свободнее работать и увереннее себя чувствовать — “ярче сиять в тумане”.

Так что, у человека вместо одного “маяка”, появляется два: один на позициях программной функции (ПФ-1), другой — на позиции суггестивной (ПФ-5); оба сияют ярко и сливаются в единое целое — единую “концепцию”, гармонично развивающуюся в русле диадных и квадровых ценностей и связывающую обоих дуалов.

«Подпитанная» дуализацией — “дуализированная” ПФ-5 — “успокаивается”, чувствует себя “сытой” и умиротворённой (как накормленный и сонный младенец), «кушать не просит», — у неё иногда даже возникает желание ограничить доступ к новой информации, хочется переварить прежнюю информацию, хочется лучше её усвоить, хочется “замкнуться” на дуале (и только на нём!), разнежиться, расслабиться и т.д.

При этом ощущение уравновешенности и уверенности друг в друге испытывают оба дуала — программа каждого из них приобретает концептуальную законченность — устойчивость. Два “полюса” — лучше чем один, и каждому из дуалов кажется, что он, наконец — то, обрёл своё счастье, нашёл свою “половинку”, органично, целиком и полностью дополняющую его.

В процессе самодуализации суггестивная функция (ПФ-5) не “высвечивается” так ярко — ЭГО — программа, программы и проблемы ментального уровня её заглушают. Поэтому суггестивный “маячок” приходится “подпитывать” (чтобы он не погас, чтобы его не “задули” какие — нибудь дезориентирующие “программы” и “внушения” ), активно наполняя его собственной информацией, наблюдениями — собственным индивидуальным опытом. (Нормативность развития личности по ПФ-5 — является показателем жизнеспособности человека на уровне СУПЕРИД.)

При поддержке дуала собственные усилия по наработке индивидуального опыта кажутся необязательными — пусть у дуала голова болит, что и как нужно сделать, а я отдыхать буду! Человек начинает себя “отпускать”, излишне “расслабляться” в дуальных отношениях, часто устаёт и “перегревается” от избытка “опеки” по ПФ-5. Ему хочется отдалить от себя дуала, отдохнуть от него — отвалиться от печки, которая начинает пригревать слишком жарко. В отношениях возникает некоторый “удушающий застой”, ощущается отсутствие развития дуального поля — отсутствие развития личности обоих дуалов, отсутствие динамики развития отношений, отсутствие динамики накопления опыта. Возникает желание отдалиться от партнёра, проверить и апробировать полученную информацию, использовать её самостоятельно (возникает вопрос: а я так сумею? У меня получиться?).

Отдалившись от программной функции дуала, ПФ-5 постепенно начинает “остывать”, снова “замерзает” — чувствует себя «зябко», «неуютно”, ощущает себя «маленькой и слабой” и снова требует «дуальной подпитки». При сближении, через какое — то время снова наступает пресыщение и “перегрев”, и у ПФ-5 снова возникает желание “раскрыться”, «глотнуть свежего воздуха», «погулять на воле», «открыться новым ветрам и новым веяниям», «испытать себя», “проявить самостоятельность”.

Таким образом, оптимальная дистанция в дуальных отношениях регулируется индивидуальными ощущениями по ПФ-5 — поддерживающей некий стабильный режим, при котором она не “перегревается” («перегрев» ведёт к раздражению, нервозности и ощущению дискомфорта) и не “переохлаждается” («охлаждение» вызывает чувство беспомощности и тревоги).

В результате такой “отработки дистанции” у партнёров возникает ощущение взаимозависимости и личной несвободы — слишком дорого им обходятся “капризы” ПФ-5!

Решением проблемы (и показателем прочности, надёжности дуальных отношений) может быть гарантия долгосрочной информационной поддержки, которая возникает не тогда, когда дуал пассивно подпитывает суггестию партнёра — решает за него его проблемы, — а когда он активно вербализует ПФ-5 своего дуала — “тренирует” её, “натаскивает” на решение конкретных, индивидуальных задач, помогает нарабатывать индивидуальный опыт, проводит работу по вербальным и лаборным блоком, ставит лёгкие — “учебные” задачи, контролирует их решение, исполнение, анализирует выводы и т.д. С позиций своего ЭГО- блока дуал воздействует на СУПЕРИД партнёра, по которому тот охотно впитывает информацию, бывает отзывчив, податлив, охотно консультируется, позволяет себя обучать, поддерживать, контролировать результаты.

Самая надёжная поддержка по ПФ-5 происходит тогда, когда дуал активно работает с суггестивной функцией своего партнёра.

Так, например, видя обескураживающую доверчивость и беспомощность Джека по аспекту этики отношений, Драйзер начинает ему активно “открывать глаза” на окружающих его людей (на так называемых “ друзей”), которые и “используют” Джека, и “раскручивают”, и “берут на слабо”, эксплуатируют, подставляют и т. д. Драйзер всё это видит и понимает, что если он не научит дуала разбираться в людях, дорожить своими силами и оберегать от расхищения результаты своего труда, то все его силы и вся работа Джека будет направлена не на успешную профессиональную самореализацию в обществе (как того бы ему хотелось), а на искоренение этических недостатков в окружающей среде — на борьбу со злоумышленниками, горе — компаньонами, интриганами и “мелкими пакостниками”. Джек вынужден будет исправлять чужие ошибки нибудь стоящее.

В этом направлении и “работает” жёсткая и бескомпромиссная — разграничительная (квестимная) этика отношений Драйзера (-б.э.1), которая, в отличие от объединительной (“снисходительной”, склонной к уступчивости и компромиссам) деклатимной этики отношений Джека (+б.э.5) учит его отличать друзей от врагов. А поскольку одной поддержки словом и делом здесь бывает недостаточно, Драйзер старается научить Джека самостоятельно разбираться в этом вопросе — не всё же ему ходить с ним за ручку как с маленьким! Драйзеру важно, чтобы Джек сам приобрёл опыт по этой слепой своей суггестивной, этической функции (+б.э.5) — не методом бессистемных проб и ошибок (не методом «слепого тыка») — и уж тем более, не методом “встрясок” и разочарований, подтачивающих его здоровье и силы и убивающих его веру в людей, а в форме строгих, логических выводов, основанных на наблюдаемых им этических закономерностях, посредством контактной своей нормативной функции (ПФ-3) и её аспекта логики соотношений (-б.л.3). То есть, — происходит то, что по А. Аугустиновичуте называется первым шагом (первым тактом) дуализации.

В дальнейшем Драйзер передаёт Джеку свой этический опыт профессионально (с позиций своей ЭГО — программы как с «области врождённого профессионализма»), в форме тщательно проработанных, отточенных методик, тонких психологических наблюдений, точных характеристик и этических формулировок, которые Джек для своих оценок может использовать как лекало или шаблон (если захочет всему этому учиться).

Постепенно (по мере наполнения суггестивной функции качественной, важной информацией) Джек начинает смотреть на людей глазами Драйзера, начинает оценивать их поступки с позиций дуала — начинает различать их достоинства и недостатки (в дуале он к тому времени уже недостатков не видит). Наработанная таким образом система оценок выручает Джека в сложных этических ситуациях, помогает сделать правильный вывод и принять нужное решение.

И тогда уже “туманная неразбериха” на уровне СУПЕРИД проясняется и постепенно начинает осознаваться на уровне ЭГО («маячок» на ПФ-5 начинает сиять самостоятельно и становится реальной поддержкой всему ЭГО-блоку). Происходит переход со слабого вербального уровня (СУПЕРИД) на сильный блок (ЭГО), где этическая методика преобразуется в логическую и обе сливаются в единую диадную концепцию: “Для успешного выполнения работы нужно иметь исключительно надёжных друзей и уметь безошибочно разбираться в людях”.

Даже передав Джеку все наиболее ценные методические разработки своей программы, Драйзер не может быть спокоен за результат. Пытаясь применить полученные знания на практике, Джек совершает столько ошибок, так поздно их замечает и осознаёт, а главное, — так поздно и только в самом крайнем случае обращается за помощью и за их исправлением к Драйзеру, что тот понимает, как ни тяжело, как ни хлопотно опекать своего дуала (не любит Джек ходить в учениках), а только в свободный полёт отпускать его ещё рано: будучи предоставлен самому себе, Джек всё равно поступит вопреки советам, хотя бы для того только, чтобы перепроверить полученную информацию (по принципу «негативный результат — тоже результат).

Сделав один неверный ход, Джек (по принципу «клин клином выбивают») делает второй, такой же ошибочный (из расчёта, что «минус на минус даёт плюс»). После чего растерянный и смущённый приходит к Драйзеру: «Ты мне говорил, как надо поступить, а я всё сделал наоборот — хы- хы!… И чё теперь?.. Чё делать — то?..». Уступчивому и терпеливому Драйзеру приходится в очередной раз его предостерегать против возможных неприятностей, заново всё объяснять, указывать на закономерности происходящих явлений. А чтобы у Джека снова не возникало желание их перепроверять, приходится разъяснять их на технических примерах (если по — другому не понимает) — словом, в очередной раз выполнять свою часть работы, заранее зная, что Джек в будущем опять поступит по-своему и сведёт всю предварительную подготовку к нулю.

Случаются и намеренные отклонения от «учебной программы». И связаны они прежде всего с тем, что слабо внушаемому, не восприимчивому к моральному воздействию Джеку — глухому к просьбам, слезам, упрёкам и жалобам партнёра — бывает удобно жить так, как ему хочется, — удобно выходить за рамки дозволенного и подставлять партнёра под неприятности, совершая недопустимые в партнёрских отношениях поступки. А потом приходить к нему, прикидываясь дурачком, разводить руками и ставить его перед фактом: «Вот я это сделал — хы-хы! — и чё теперь?!». Драйзер всё это воспринимает адекватно — как подлость и предательство, — недопустимые в партнёрских отношениях. Видя, что Джек регулярно практикует такой метод и отказываться от него не собирается, Драйзер расстаётся с ним навсегда (рациональный — решительный — негативист — статик, — он если решает уйти, назад уже не возвращается). Джек воспринимает его уход как трагедию, но выводы делает с опозданием. И выводы эти бывают неутешительными.

Потому, что Драйзер для Джека — это вся сенсорика: его вкус и отдых, комфорт и удовольствие, гармония и эстетика — аспект сенсорики ощущений; это и сила духа, сила характера, выносливость тела, тонус мышц — аспект волевой сенсорики; это и верность, выдержка и надёжность — каркас и костяк его отношений — их стержень. По этике отношений, Драйзер — это все его чувства: его настроение, отзывчивость, доброта и забота, любовь к ближнему и к друзьям. Всё это поддерживается и развивается в Джеке Драйзером, поэтому и разлуку с дуалом Джек воспринимает как потерю самого себя.

Источник

Обсудить на Социофоруме

Джек Лондон — Драйзер (Стратиевская) — Часть 4

Posted by admin | Posted in Джек Лондон - Драйзер | Posted on 07-01-2011

Tags: , ,

Джек Лондон — Драйзер (Стратиевская)

Часть 4

13. Джек — Драйзер. Испытание на прочность
— Преданный партнёр нужен всем, но удачно складываются отношения у Драйзера только с Джеком…

— Потому, что все остальные (представители других психотипов) устраивают жестокие и унизительные испытания верности Драйзера, с чем Драйзер, естественно смириться не может — это слишком цинично и неэтично.

— А Джек таких испытаний ему не устраивает?

— Ну разве что только с подачи «доброжелателей», желающих развалить его отношения с дуалом. Самому Джеку эти испытания не нужны. Достаточно посмотреть Драйзера в деле, в работе, в отношениях с другими членами команды, чтобы сразу понять: этот тот, кто ему нужен, — исполнительный, педантичный, ответственный, высоко профессиональный. Если уж взялся за дело, работает хорошо. На него всегда можно положиться.

В рамках договора Драйзер все свои обязательства выполняет. Но менять условия контракта по ходу дела не позволяет: что включено и оговорено, то и выполняется. Любую попытку повести с ним нечестную игру пресекает.

— А если в личных отношениях с Драйзером Джек с подачи «советчиков» начнёт устраивать испытание?

— Драйзер сразу же догадается, что Джека против него кто-то настраивает. Как квестим Драйзер понимает, что испытание может не иметь ограничений во времени, может быть сколь угодно долгим, может быть беспредельно жестоким, может перейти в откровенный и бессрочный террор.

А кроме того, если партнёр- Джек уже «подсел» на эту программу, если уже вошёл в азарт и «заболел» этим (а волевая сенсорика Джека инертна), то пока он не исследует все пределы дозволенного, пока не истощит все ресурсы в пределе возможного, пока не выжмет все соки, не успокоится.

А перспектива стать «выжатым лимоном» Драйзера совершенно не устраивает. Становиться объектом азартной сделки для него обидно и унизительно: его выдержка, выносливость и терпение заслуживают лучшего применения. По аспектам уровня ЭГО (-б.э.1/ /+ч.с.2) у него достаточно высокая самооценка и ни в каких дополнительных проверках он не нуждается).

Драйзер не позволяет партнёру — дуальному или недуальному— испытывать пределы его терпения, усердия и выносливости. Не позволяет злоупотреблять его доверием и дружбой даже в «интересах дела». (Драйзер не участвует в тех делах, которые строятся на злоупотреблениях.) Поэтому, как только такие проверки начинаются, как только Джек (сам или по наущению) начинает испытывать пределы его «прочности», — пределы его доверия, силы, выдержки, выносливости, жизнестойкости — то есть начинает обращаться с ним, как с объектом технических испытаний, — Драйзер моментально разрывает отношения, разрывает контракт (на основании отступления от договорённостей), уходит и больше не возвращается. (Его т.н.с. — интуиция потенциальных возможностей (+ч.и.4) — подаёт ему «сигнал тревоги», и он просто не может остаться в одной команде с такими людьми.)

К нечестной игре (в любых её проявлениях) Драйзер относится как к неистребимому злу, — враждебно и настороженно, поэтому со многими и не уживается. А особенно с теми, кто затевает такую игру в качестве проверки, — пытается «попробовать его на зуб», желая узнать, из «чистого ли золота он отлит» (действительно ли он такой честный, или только создаёт видимость).

Драйзеру такие проверки не нужны. Быть «подопытным кроликом многоразового пользования» он не соглашается даже у своего дуала. Тем более, что и Джеку такие испытания не нужны — не вписываются в брачный сценарий. Как и положено объективистам — демократам — рационалам, Джек и Драйзер стараются свести к минимуму продолжительность брачных ритуалов, стремятся как можно скорее включиться в общие трудовые будни, чтобы скорее перейти к решению общих проблем, поскорее увидеть друг друга в общем деле, в общей работе. А медовый месяц можно и потом отгулять (совместив с очередным отпуском). И этот месяц «испытательного срока», совмещённый с медовым месяцем, — это не проверка возможностей, а прямое и рационально включение в семейную жизнь. (Поженились и готово дело, — свадебное платье в сундук, засучили рукава и включились в общую работу. Кто отлынивает, — тот неподходящий партнёр.)

Часто случается, что от работы отлынивает именно Джек: по предварительной договорённости за ним то и дело приходят друзья и увозят его «по важному делу» — то на рыбалку, то на охоту, то ещё куда. А Драйзеру приходится работать за двоих.

От таких дуалов Драйзер тоже уходит (но опять же, только после долгой борьбы). Он обид и обидчиков не прощает. Поэтому со многими и не уживается, а остаётся только с тем, кто ему симпатизирует и доверяет и к кому он сам испытывает доверие, симпатию и уважение.

Поэтому ему так важно соблюдение нормативов по этическим аспектам. Важно, чтобы партнёр излучал оптимизм и доброжелательность по ролевой (-ч.э.3), чтобы было безусловным доверие и уважение по суггестивной (+б.э.5). Чтобы обязательность, и чувство ответственности за себя и партнёра побуждали его (Джека) к активным действиям на благо семьи (-ч.с.6), чтобы преданность и честность проявлялись в каждом его поступке, а иначе отношения не будут продолжительными.

Поэтому Драйзеру и нужны закрытые и самодостаточные дуальные отношения, чтобы хотя бы на первых порах уберечь партнёра от разрушительного влияния его настырных «болельщиков» и «доброхотов» (радеющих о его привилегированном положении в семье), оградить от дезориентирующего воздействия на его суггестивную функцию (+б.э.5). Потому, что дезориентировать Джека без особых усилий может любой человек из его окружения — любой «доброжелатель».

Так, например, тот же его соцзаказчик — Гексли может сказать: «Я считаю, тебе надо сначала проверить чувства своей партнёрши, а потом уже принимать решение.» Джек воспримет это предложение как добрый и благоразумный совет, последует ему и потеряет партнёршу — Драйзера навсегда. (Если ещё раньше «доброжелатель» сам эту партнёршу не оттеснит.) Сам же этот «доброхот» потом и утешит огорчённого Джека: «Вот видишь, я оказался прав: она оказалась «слабаком», не выдержала испытания. Ты правильно сделал, что её проверил.»

Подсознательно Джек понимает, что он где — то всё же допустил ошибку, что — то он сделал неправильно, — но вот что? — Джек пытается понять, выявить эту ошибку и не может. А ошибка (в этом добром и благоразумном совете) как раз в том и заключается, что человека сопоставили с техническим объектом и попытались его проверить как какой — нибудь технический объект, что само по себе аморально — негуманно, безнравственно, неэтично: сегодня его долготерпение на запредельных нагрузках проверили, а завтра что ещё придумают?! — в солёную ванну посадить и ток через него пропустить?!)

То, что кажется допустимым в рамках деклатимной модели (где логика действий сочетается с аспектом интуиции времени (-ч.л. / +б.и.) и противостоит аспекту сенсорики ощущений), не проходит и жёстко ревизуется в квестимной модели. И это в первую очередь относится к попыткам рассматривать человека как объект технических исследований, испытаний и экспериментов. В квестимной модели, где аспект деловой логики реализуется аспектом сенсорики ощущений и самым тесным образом с ним совмещается (+ч.л./ -б.с.), такой подход к человеку считается аморальным, безнравственным, недопустимым. (Чувства в жестокой и авторитарной бета — квадре ещё могут проверить с подачи Гамлета, для которого аспекты логики действий и сенсорики ощущений являются антагонистичными (+ч.л.3 / -б.с.4). Но и к этим проверкам квестимы относятся настороженно: нельзя подвергать человека испытанию физическими нагрузками — это жестоко, безнравственно! (Исключение делается только для профессионального, военного, служебного отбора, но и там условия и нагрузки оговариваются заранее.)

Как правило, Драйзер редко позволяет себя «взять на слабо». Как негативист — тактик он остерегается таких ловушек и не желает идти на поводу у тех, кто, в его понимании, поступает аморально, втягивая его в этот проверочный «лохотрон».

— А если всё же втянулся? — захотел кому — то что — то доказать?..

— Если втянулся, считай погиб. (Любой человек погибнет, если втянется в такие проверки). «Соскочить» ему уже не дадут: будут подначивать, настаивать на продолжении эксперимента — всем же захочется посмотреть на результат! А своих близких подставлять для этой цели неудобно — опасно, жестоко, невыгодно. Вот и находят «азартных игроков» — тех, кого можно с лёгкостью втянуть в такой эксперимент, «взять на слабо». Условия будут ужесточать до бесконечности — на то он и эксперимент! А силы и возможности человека имеют свои физические и моральные пределы. И Драйзер (как этик — сенсорик) эти пределы и эти тенденции очень хорошо отслеживает. А главное, не — впутывается в такие эксперименты и Джека старается от них оградить. (Что довольно трудно, поскольку Джек — программный «деловик», — с сильной деловой логикой (-ч.л.1) и слабой этикой отношений (+б.э.5). А кроме того, Джек — деклатим. В эксперимент может легко втянуться и большим грехом это не посчитает: интересно же проверить, что собой представляют близкие ему люди! (А что он понимает под этой проверкой, — в этом Джек себе отчёта не даёт, — сам себе не признаётся в том, что его в первую очередь интересует физическая прочность и выносливость партнёра, готовность партнёра к беспредельному самопожертвованию, — интересно же всё это проверить!)

Достаточно только Джека подначить, подбить на этот эксперимент, и — готово дело, — Драйзер становится объектом самой жестокой проверки и эксплуатации. А дальше уже от него требуется беспредельное терпение и выносливость. Раз ступив на путь эксперимента, Джек втягивается в эти испытания, считает их справедливыми: мало ли трудностей в жизни бывает, надо проверить партнёра, надо ко всему быть готовым.

— И какова роль соц. заказчиков этой диады?

— При помощи Джека «доброжелательный» экспериментатор — Гексли пытается втянуть Драйзера в этот лохотрон (и именно потому, что чувствует неприязненное отношение к себе со стороны подревизного Драйзера, чувствует его внутреннее сопротивление и настороженность). Одновременно с этим, желая наказать Драйзера за неуступчивость, пытаясь втянуть его в ещё большие неприятности (где проверка, там и риск), Гексли будет ревизовать Драйзера по интуиции потенциальных возможностей, увеличивая нагрузку на его т.н.с. (+ч.и.4), будет исследовать пределы возможного и допустимого в этом эксперименте, опять же используя своего подревизного как «подопытный материал».

Драйзер начинает ощущать эту опосредованную ревизию, возмущается: «С какой стати его тут испытывают?!», пытается сам выйти из игры и спасти партнёра- Джека, если тот ещё не погряз слишком глубоко в этом эксперименте, если ещё не запутался под влиянием «доброжелателя» во всех этих манипуляциях.

Если между дуалами к тому времени уже возникла довольно сильная привязанность и ощутимая взаимозависимость, оба могут попасть в безысходное положение, оба могут «увязнуть» достаточно глубоко и погибнуть довольно быстро. (Оба могут загубить свои отношения и искалечить себе жизнь, как это было в истории со школьником — Джеком, попавшем под влияние своих «друзей» Габена и Гексли). Потому что эта диада экспериментаторов (Габен и Гексли) пока не наиграется, пока не истощит весь возможностный потенциал, от своей «подопытной базы» не откажется, своих » подопытных кроликов» от себя не отпустит.)

Видя, что Джек сам уже не в состоянии найти выход из создавшегося положения, Драйзер, стараясь личным примером доказать ему всю опасность происходящего, сам очертя голову ныряет в этот «омут», сам втягивается в этот лохотрон (особенно в детско — юношеской, запальчивой дуализации), сам включается в эксперимент и сам попадает в эту же круговерть — поддаётся «на слабо» со всеми, вытекающими отсюда трагическими последствиями. Терпит фиаско в борьбе с «доброжелателями» (особенно, если они подчиняют своему влиянию его ближайшего партнёра — Джека), а отчаявшись и признав своё поражение, Драйзер соглашается на любую альтернативу, просто потому, что дальнейшее развитие событий для него уже не будет иметь значения. (О чём впоследствии он конечно же пожалеет, и будет себя корить, упрекать, винить себя во всём происшедшем: мало боролся, рано отчаялся, вовремя не вмешался, кардинальным образом ничего не изменил…)

Но что можно изменить, если ближайший дуальный партнёр становится «чужим партнёром» формально оставаясь «своим»? Что можно сделать, если он сам становится врагом своих дуальных отношений, поступает как «сам себе враг», воюет против своей «половинки» — своей дуальной партнёрши, позволяя её унижать всем желающим. С точки зрения Драйзера — носителя стержневых нравственных ценностей своей диады, такой дуал — Джек уважения не вызывает. Но в глазах влюблённой в него неопытной девочки может вызвать и жалость, и сострадание. На какое — то время она (партнёрша- Драйзер) подчинится обстоятельствам, станет зависимой от пристрастий и зависимостей Джека, станет зависимой от влияющих на него «доброжелателей». Следуя своей принципиальной верности своему партнёру (каким бы он ни был), может стать «рабыней раба». Помучается с ним, многократно пытаясь его спасти, а видя, как он «назло ей», «торжествуя свою победу» к;атится в пропасть, расстанется с ним. Но опять же, только после того, как Джек сам первый утратит интерес к своей дуальной партнёрше — просто не проявит инициативы для возобновления отношений в течение длительного периода времени, и этого будет достаточно.

Предполагая, что Джек не проявляет инициативы к воссоединению, находясь под влиянием «доброжелателей» (которые внушают ему чувство вины перед партнёршей, убеждают не возобновлять с ней отношения, чтобы ещё больше их не запутывать, уверяют, что они безнадёжно испорчены, что партнёрша его не простит), Драйзер в течение длительного периода времени, тем не менее, будет ждать возвращения дуала (особенно после того, как с ним складывались близкие отношения). Пока существует неопределённость, обязательства Драйзера остаются в силе.

Случается, что прояснять эту неопределённость Джек сам не хочет, — ему это не выгодно. Выгодней заморозить отношения на неопределённой точке и жить своей жизнью, полной и многоплановой, разносторонней и интересной, в которой прежнему дуальному партнёру уже не остаётся места. А для того, чтобы выставить его виноватым (и этим очистить свою совесть), всегда можно прийти к нему после долгой разлуки, свалиться, как снег на голову и разыграть удивление, придравшись к чему — нибудь несущественному, раздуть скандал на пустом месте, обвинив его в предательстве и измене.

Но не таков Драйзер! — он ждёт возвращения партнёра, или пытается определиться со своими отношениями с ним, пытается расставить все точки над «i», пытается жёстко и определённо поговорить с ним, прежде чем выставить ультиматум.

Но не таков Джек! — видя боевой настрой своего дуала, он пытается ролевой мягкостью и доброжелательностью (-ч.э.3) умиротворить и успокоить Драйзера, суггестирует его по деловой логике (+ч.л.5), придумывая деловые оправдания своим отлучкам, придумывает новые предлоги и поводы для будущих разлук, обещает быстрое и благополучное возвращение, обещает скорую встречу, а потом выпадает из его поля зрения, уходит подальше от дома и «отрывается по полной», чувствуя себя свободным и независимым человеком.

Верность Драйзера — это его крест и его мучение, оковы и кандалы всей его жизни; с одной стороны, — это его достоинство, с другой, — «проклятие» его ЭГО- программы.) Но если последствия всех этих беспечных действий его дуала будут трагичны и необратимы, Драйзер себе, конечно, этого не простит: даст волю чувствам (что Драйзеру делать категорически запрещено) и изведёт себя покаянием, раскаянием, изгложет угрызениями совести, измучает себя сознанием своей вины, особенно, если ему это кто — то внушит.

Драйзеру самой природой предписано скрывать свои чувства от посторонних, оберегать от издёвок и критики «ревизоров», от всех, кто пытается свалить свою вину на его голову. И главным образом, оберегать от азартных «экспериментаторов», которые могут манипулировать и его чувствами, и чувствами его партнёра, устраивая им обоим проверки на прочность. И с этим Драйзер примириться не может: зачем искусственно создавать испытания, когда жизнь устраивает их на каждом шагу?

Жизнь с Джеком — это уже само по себе испытание: испытание верностью, дружбой, разлукой, испытание риском его вовлечения в очередную, опасную авантюру, в серию новых поисков лучшей альтернативы, в которых он пытается отыграться за все свои прошлые неудачи, куражится и рискует, как игрок за карточным столом, жертвует лучшим из вариантов, в надежде обрести худший.

14. Негативизм Драйзера и позитивизм Джека
Проблема Джека заключается ещё и в том, что он не видит системы в этических отношениях, складывающихся вокруг него, не видит закономерностей. А тому, что видит, не верит в слепом инфантилизме своей суггестивной функции (+б.э.5). Или, — ещё того хуже — пугается увиденного, впадает в панику и как страус прячет голову в песок, оставляя себя со всех остальных сторон незащищённым. Но даже находясь на краю пропасти, Джек умудряется «пировать», не задумываясь о последствиях. (И это так похоже на него: положение — хуже некуда, а он обмывает очередное фиаско, прежде чем ринуться в новую ещё более опасную авантюру, словно пытается отпугнуть беду весельем, рассеять светом мрак — устраивает настоящий «пир во время чумы»). И чем большие тучи сгущаются над его головой, тем больше веселья он добавляет в этот сумбурный пир.

Драйзер на всё это смотрит и ужасается, он понимает, что если Джек уже «пошёл вразнос», его не остановить. С беспечной улыбкой, с младенчески — наивным взглядом Джек смотрит на всё происходящее и словно не видит того, что творится вокруг. Потом выясняется, что он и не верит тому, что видит в инфантильно — розовом ослеплении своей суггестивной функции (+б.э.5). В такие моменты Джек становится на редкость упрямым, не слушает и не доверяет советам и предостережениям Драйзера.

С инфантильными интуитами — Достоевским и Гексли в такие минуты Джеку гораздо удобней общаться, чем со своим дуалом.

Инфантильные дельта — интуиты вообще очень сильно влияют на Джека: они и убеждённые в своей правоте деклатимы, они миролюбивы и сострадательны, снисходительны к его недостаткам и часто находят им оправдание и позитивное объяснение, они желают ему (Джеку) добра, желают полного и всестороннего раскрепощения — рекомендуют из самых благих своих побуждений. Вот он и раскрепощается, рассчитывая на удачу, и летит без тормозов неведомо куда, а попадает в пропасть или сталкивается с объективными препятствиями, которые в слепой самоуверенности ни видеть, ни признавать не желает. И при такой установке крушение для него — не главное. Главное — ощущение пол;ёта, скорости и высоты: воспарил «выше крыши», упал, но доволен — «пережил приключение».

А негативист — Драйзер ему на каждое такое «приключение» ограничение накладывает: этическая программа Драйзера вообще огромное количество этических ограничений ставит по логике действий, — того не делай, этого не возжелай! А Джеку хочется дерзать и побеждать!

Конечно, в этой связи дельта — интуиты ему милей. Они — «свои ребята», у них схожие взгляды на жизнь, им удаётся быть и успешными, и инфантильно — беспечными одновременно. Так почему он не может быть таким же?

— Действительно, — почему?

— Да потому, что для этого нужно стать представителем другого ТИМа, перестроиться на систему ценностей дельта — интуитов, отказавшись от собственных приоритетов, от привычного аналитического и творческого инструментария; и из решительного интуита стать рассуждающим, инфантильным. Демонстративную интуицию потенциальных возможностей сделать доминирующей ценностью и вывести на позиции творческой функции (переместить с уровня ИД, на уровень ЭГО), а творческую интуицию времени, соответственно перевести с уровня ЭГО на уровень ИД.

На этом вираже Джек действительно становится похожим на дельта — интуита (своего соцзаказчика или полудуала) — принимает ту же систему мер и ценностей, перенимает те же поведенческие модели, идёт на поводу у собственных амбиций, стремится к первенству на ярмарке тщеславия, становится охотником за удачей.

Пытаясь совместить в себе несовместимое — черты и своего, и чужого ТИМа, Джек часто пытается ловчить, лицедействовать, изобретает какие — то обходные манёвры, способные короткой дорогой вывести его к успеху. (То есть работает на демонстративную свою интуицию потенциальных возможностей: -ч.и.8) Как деклатим он старается накапливать и держать при себе всё самое нужное и ценное из своих и чужих свойств.

Часто чужие «технологии успешности» Джек удерживает в своём арсенале дольше, чем свои с тем, чтобы их проверять и перепроверять до бесконечности, пытаясь понять, кому они помогают, как, чем и почему. А советы Драйзера и его способы добиваться успеха, Джек может вообще проигнорировать, или сразу же отбраковать «и отправить в пересортицу» как неэффективные и потому абсолютно для него неприемлемые И дело тут не только в том, что деловая логика Драйзера (суггестивная функция:+ч.л.5) кажется Джеку смешной, инфантильной (Драйзер — не деловик, его деловые советы Джек вообще в расчёт может не принимать), но прежде всего именно потому, что Драйзер не представляется ему «везунчиком», не производит впечатление человека во всех отношениях состоявшегося.

Во всём, что касается успеха (и главным образом — технологии успеха) Джек ощущает себя максималистом. Ему нужно всё сразу, всего побольше и всего самого лучшего (стратег — деклатим). Свой «философский камень» он ищет методом проб и ошибок из наспех собранного материала, используя для этой цели любой предмет, — качественный или низкопробный. (Если прослышит, что у кого — то там «рак свистит» или «петух несётся», станет и для себя добывать такого же «петуха», — а вдруг и у него из этого что-нибудь да получится? — надо попробовать.)

Но выбор между своими и чужими приоритетами ему рано или поздно всё же приходится делать, потому что борьба с чуждыми и несовместимыми ценностями становится для него слишком обременительной, и ощущать себя предателем прежних своих интересов и устремлений Джеку бывает довольно трудно. Проще, конечно, ни о чём не задумываться (благо беспечность к этому располагает), не думать о последствиях и идти по жизни не разбирая дороги. Но это значит окончательно потерять связь со своей прежней ЭГО — программой — ЛОГИКОЙ ДЕЙСТВИЙ, потерять связь с собой, потерять себя, стать никем и ничем — потерять свою путеводную нить.

— Но тогда возникает вопрос: а стоит ли вообще это делать? Не лучше ли оставаться самим собой?

— Джек иногда слишком поздно спохватывается, пытаясь «остаться самим собой», — к тому времени он уже успевает основательно забыть себя прежнего, — забыть, каким он был до того, как ступил на этот призрачный путь поиска лёгкой удачи.

«Проснуться» и осознать себя потерянным он тоже может, увы, слишком поздно, — к тому времени он может забыть о своих прежних приоритетах и устремлениях, многие из которых будут уже обесценены большинством продолжающих влиять на него псевдо — доброжелателей, измену и скрытую зависть которых он начинает осознавать слишком поздно и реагирует на это «открытие» чрезвычайно болезненно: отчаивается и начинает разрушать то немногое, что у него ещё осталось — минимально налаженный быт, не совсем загубленное здоровье, не совсем ещё разрушенные связи с родственниками, учителями, родителями, друзьями детства, — то есть, начинает разрушать всё то, чем он в своё время пожертвовал и от чего отказался, став охотником за лёгкой добычей. (Для него эти разрушения равносильны погребению, — «жизнь не удалась, надо сокрушить крышу, подорвать корни, надо похоронить себя под грудой обломков!»)

И вот как раз к этим, самым дорогим материальным и этическим ценностям возвращает его Драйзер, собирая их по крупицам, восстанавливая из пепла и праха.

И здесь очень многое зависит от позитивизма, доверия, личного опыта и личных установок Джека. И Драйзер это понимает лучше, чем кто — либо. Поэтому, если отношения не кажутся ему безнадёжными, если не доходят до безысходности и тупика, пока есть надежда, Драйзер будет бороться за Джека, будет стараться выправить положение, будет пытаться вернуть дуала к его естественной системе координат, к его исконным приоритетным ценностям. И откажется от борьбы только в том случае, если дуал сам первый откажется от его поддержки и дружбы, потому что «в зажатый кулак ничего не положишь, а тем более, если этот кулак отталкивает руку помощи».

15. Джек в поисках лучшей альтернативы
Поддаваясь влиянию соцзаказчика (а диада Гексли — Габен не оставляет своим вниманием диаду Джек — Драйзер: используют их как подопытных кроликов для своих опасных экспериментов, призванных реализовать их запредельные фантазии и замыслы, проверить возможность их осуществления на практике) Джек часто рассматривает супружеские отношения как некое сказочное путешествие в волшебную страну, где сам партнёр представляется ему этакой «золотой рыбкой», выполняющей все его желания по первому требованию — обихаживает, угождает ему денно и нощно, служит верой и правдой, на руках носит, кофе в постель подаёт… «А почему бы и нет? — удивляется Джек (с подачи своего соцзаказчика, инфантильного интуита — Гексли) — в других же семьях существует такая идиллия, почему у меня не может быть? Надо к этому стремиться, надо чтобы у нас в семье тоже так было…» Придя к такому выводу, находя в лице дуала — Драйзера подходящего реализатора таких идей, Джек начинает инфантильно и потребительски относится к своему партнёру, требуя от него запредельных уступок по мере того, как реальные его запросы всё более полно удовлетворяются. Когда ресурсы семьи истощаются, наступает прозрение и избалованный, пресыщенный удовольствиями Джек начинает искать себе другого партнёра. (Это может произойти и вне разрыва семейных отношений, — когда труженик — Драйзер, стремясь обеспечить высокий достаток своей семье, работая не покладая рук день и ночь, знать не знает, чем занимается в его отсутствие его скучающая дуальная супруга (которая оправдывает своё поведение тем, что муж ей внимание не уделяет, работает день деньской с редкими перерывами на отдых и сон, вот она и развлекается на стороне, — а что ещё делать? — жизнь — то проходит…)

Поиск спутника жизни (в стремлении найти лучший из всех возможных вариантов) может превратиться для Джека и в интересное “хобби”, и в “хроническое заболевание”, и в увлекательную, азартную игру:

Татьяна, ЛИЭ, Джек. 48 лет.

“Я считаю, что вся наша жизнь — это маленькая лаборатория, в которой проводятся разные опыты, исследования, эксперименты, результаты которых могут быть как положительными, так и отрицательными. Вот так же я отношусь и к поиску спутника жизни. Когда мне было двадцать лет, я вышла замуж, потому что подумала, что если я не выйду сейчас, то потом уже будет поздно — меня замуж не позовут никогда. Вышла. Прожила с мужем семь месяцев и сказала ему: “Извини, дорогой, наш брак был ошибкой.” И развелась. Через полгода вышла замуж второй раз. Прожила с мужем два года. И поняла, что этот человек мне совершенно чужой. Я ему сказала: “ Извини, дорогой, наш брак был ошибкой.” И опять развелась. Через полгода я снова была замужем. Мы счастливо прожили с мужем семь лет, а потом он умер. Два дня у меня ушло на то, чтобы оплакать его и отрыдать, а потом я сказала себе: “Э нет, Таня, — стоп! Так дело не пойдёт! Жизнь продолжается, у тебя ребёнок растёт — надо жить!” И через семь месяцев я уже снова была замужем. Прожили мы тринадцать лет, и это было такое счастье, такое счастье! Я вам и передать не могу! Но в 98 — м году случился кризис — дефолт. И после кризиса он повёл себя не по-мужски — мелочно и подло себя повёл. Вот тогда я поняла, что этот человек мне не нужен. Я сказала ему: “Извини, дорогой, мы с тобой совершили ошибку, и я буду её исправлять”. И я с ним развелась. С тех пор были другие предложения, были другие партнёры. Но всё это не то, это было ненадолго. И сейчас мне сорок восемь лет, и я опять в поиске. В активном поиске. Потому, что жизнь идёт вперёд, время не ждёт, времени остаётся всё меньше, а жизнь надо устраивать. Время поджимает и с этим надо спешить…”

— Получается, что при таком сумбурном и хаотичном поиске Джек как раз и рискует остаться в одиночестве!

— А этого он при его общительности позволить себе совершенно не может — что же это за “капитан” без команды”? Джеку везде и во всём (и в долгосрочной работе, и в путешествиях) нужна “компания”…

От наличия или отсутствия подходящей “компании” нередко зависят и текущие планы Джека, и его действия по творческой интуиции времени. Собственно, этим ему и подходит Драйзер как этик — сенсорик (как социал). Драйзер видит свою задачу в том, чтобы охранять Джека, обеспечивать ему надёжный и защищённый тыл. Этим же и обусловлена такая оперативность и озабоченность Джека при поиске партнёра — надо поскорее прикрыть тылы, чтобы быть свободным (“развязать себе руки”) для “настоящего дела”.
16. Драйзер — Джек. Взаимопомощь, деловая и этическая суггестия.
— А от чего Драйзер охраняет Джека?

— Да от всего, что может представлять для Джека хоть какую — то угрозу: от кредиторов, если очередное “дело” Джека прогорит или обернётся крахом, если Джек разорится или проиграется в пух и прах (ЛИЭ очень азартны и для того, чтобы отыграться могут рисковать даже последним — счастье и несчастье переменчиво, вот им и кажется, что удача вот — вот улыбнётся).

Драйзер охраняет дуала и от диктата родственников, и от притязаний мнимых друзей, которые, пользуясь уступчивостью Джека, могут и вовлечь его в опасные авантюры, и в рискованные предприятия, втянуть в азартное пари, подписать на какие — то разорительные денежные обязательства. (Достаточно вспомнить сколько нахлебников и иждивенцев было у самого Джека Лондона, в пору его популярности, какую массу расходов совершенно чужих и посторонних людей он оплачивал — тех самы;х, которые в конечном счёте свели его в могилу! При жене-Драйзере ничего подобного не произошло бы. А при жене- Гексли — сколько угодно — нужно было оплачивать весь двор “королевы”, её шутов и прихвостней, содержать всю её многочисленную родню, растрачивать на это свои силы и талант и обрывать свою жизнь в расцвете лет только потому, что он не в состоянии был и дальше тянуть весь этот груз, не мог переносить новые страдания и разочарования.)

— А чем Драйзер может уберечь Джека от новых разочарований?

— Да тем, что будет “работать” при нём “детектором лжи”. Способность Драйзера разглядеть в любом человеке “изнанку души” оградит Джека от многих напастей и неприятностей, убережёт от опасных связей и пагубных страстей, от лже — друзей и псевдо — доброжелателей… Многих из них Драйзер к Джеку и за версту не подпустит (если только Джек сам не будет этому препятствовать), Драйзер не позволит им вить из дуала верёвки и опутывать обещаниями. (Хотя многие из этих “приятелей” потом сами же Джеку и жалуются: “Твоя жена так строго с нами разговаривает, что мы тебе лишний раз позвонить боимся”. Джек подступает к строгому Драйзеру с претензиями: «Что так сурово разговариваешь с моими друзьями?» А Драйзер ему отвечает на это целым списком претензий к каждому из друзей: тот втянул его в опасную авантюру и разорил, этот занял денег и не отдал, тот, другой накачал его какой — то дрянью и отравил, ещё кто — то взял его машину и разбил… — на каждую такую персону у Драйзера «досье» заведено и все эти дела он помнит, в любую минуту по пунктам перечислит и Джеку представит, чтоб не забывал. Потому, что Джек не злопамятен — как деклатим — позитивист — объективист он работает по принципу «прости — забудь». А Драйзер обид не забывает и обидчиков не прощает.)

Когда “детектор лжи” у Драйзера включается на полную мощность, и дуал, и все его лже — друзья это моментально чувствуют.

— А если с друзьями уже договорённость достигнута, если друзьям обещание уже будет дано?

— Тогда уже надо смотреть, кому и какое. От иных обещаний Драйзер может заставить Джека отказаться (если это обещание невыполнимо, разрушительно для его семьи или получено обманным путём). Но и поощрять в Джеке необязательность тоже небезопасно — это может потом обернуться и против самого Драйзера, и против его “команды”. Чем приучать Джека к безответственности, лучше с самого начала научить его осторожности в выборе друзей.

— Но ведь и это может обернуться против Драйзера: Джек может потом ссылаться на данные друзьям обещания для того, чтобы с их помощью уйти от ответственности перед дуалом, ускользнуть из дома, увильнуть от домашних обязанностей…

— Если Джек захочет ускользнуть из дома, его ничто и никто не удержит ( и уж менее всего Драйзер), потому что все этические принципы Драйзера Джек в первую очередь обратит против дуала, и будет в этом исключительно ловок и изобретателен. (Дуализироваться ведь можно и с человеком не слишком крепких нравственных устоев, но вот только делать этого не надо — не надо действовать по принципу “всё равно кто, лишь бы дуал”.) В любом случае, Драйзеру следует полагаться на собственное мнение, впечатление, ориентироваться на собственные ощущения, на принципы его собственной этической программы, быть в этом бескомпромиссным и не отходить от них даже в мелочах. Внушать эти принципы Джеку — его первейшая задача.

— И он с ней справляется?

— Если будет твёрдо стоять на своём, то справится. На то и дана Драйзеру его творческая волевая сенсорика (+ч.с.2), чтобы уберечь дуала от многих беспечных и бесчестных поступков. (Потому он так жёстко вколачивает свои заповеди (словно гвоздями) в подсознание Джека — воспитывает день — деньской, не жалея времени и сил.) Но вот что “вколотит”, то и будет Джек в своём подсознании — в своей этической суггестии (+б.э.5) носить. Поэтому и ответственность за отсутствие должных внушений тоже возлагается на Драйзера — он является этическим стержнем в своей диаде, носителем её вневременных, базисных ценностей, учредителем её этических канонов и принципов. И он не может (и не должен!) поощрять “нечестную игру” Джека ни при каких обстоятельствах, не должен отступать от своих принципов, если не хочет, за это отступничество поплатиться сторицей. Потому, что привыкший изменять своим принципам Джек может и команду “ кинуть”, и у ближайшего партнёра последнее отобрать. И на это у него доводов хватит: “ Что моё, то — моё, а что твоё, то — наше. Давай делись, не скупись — мы с тобой одна команда!” И вот на это уже Драйзер не всегда может Джеку возразить. Интересы партнёра, для него — святое понятие. И он меньше всего склонен предполагать, что партнёр может злоупотребить этим. Пока он не разочаровался в Джеке, понятие «командной общности», слова: «интересы команды превыше всего» действуют на него магически: он — часть команды. Служение интересам команды — это то, в чём он может себя успешно реализовать. Дуалу (а тем более её капитану команды) Джеку Драйзер может отдать последнее; будет выручать его при любых обстоятельствах, поделится с ним последней коркой, поручится за него, подпишет гарантийное обязательство в банке на свой страх и риск, рассчитывая, что партнёр это оценит, мобилизует волю и выполнит хотя бы часть своих обязательств (в расчёте на то, что Джек не захочет (не сможет, не сумеет) подставить того, кто ему так предан — совесть не позволит).

— Но если это всё же произойдёт, Драйзер сам первый пострадает от собственного доверия и уступчивости…

— Великий грех обманывать того, кто доверяет тебе безоговорочно.

17. Диадные признаки уступчивости и беспечности
Проблемы в этой диаде часто возникают и из-за уступчивости и беспечности1 обоих дуалов. В этой диаде оба партнёра — беспечные. И беспечность (непредусмотрительность, уступчивость, попустительство) Драйзера в сочетании с беспечностью Джека, его стремлением к риску, поиску альтернативы и желанию учиться только на своих ошибках и доверять только личному опыту часто приводит к катастрофическим результатам, к таким жизненным перипетиям и “виражам”, из которых не всякая пара может выбраться. Бывает, что и “разбиваются” так, что потом уже нечего и предложить друг другу. И тогда они “неудобное” партнёрство они могут предпочесть “удобному” расставанию.1 Беспечность как психологический признак беспечные — предусмотрительные.

— И это решение оказывается правильным?

— Не всегда. Иногда приходится предостерегать или отговаривать от расставания партнёров, которые всего лишь слишком “соскучились” друг с другом, и это повлияло на их сексуальные отношения и на их желание продолжать совместную жизнь.

Так, например, молодые супруги (он — Джек, она — Драйзер) совсем уже были готовы расстаться по той причине, что муж-“трудоголик” чрезвычайно увлёкся работой, а его жена тем временем увлеклась его сослуживцем. Эту милую даму больше года “держал на крючке” один изнывающий от одиночества Бальзак, и она до такой степени им увлеклась, так измучила себя и своего супруга, что тот готов был отдать её кому угодно, лишь бы только она успокоилась и была счастлива.

— И эту ситуацию, удалось разрешить?

— Без особых трудов, но не без помощи соционики, к которой оба супруга проявляли значительный интерес. После того, как супруге обрисовали все дальнейшие перспективы её романа, познакомили с психологической характеристикой её “героя” и подсказали, как в кратчайшие сроки можно проверить его на серьёзность намерений, она приободрилась, успокоилась, в герое своём быстро разочаровалась (его реакция на проверку превзошла все её ожидания) и в срочном порядке переключила внимание на мужа. Стала следить за режимом его питания, работы и отдыха, начала заботиться о его хорошем настроении и самочувствии (то есть, занялась своими непосредственными обязанностями), и отношения в их семье очень быстро наладились.

— Хозяйки — ЭСИ бывают иногда излишне экономны и держат партнёра на голодном пайке…

— Это если партнёр заставляет их слишком долго существовать в стеснённых обстоятельствах. Но излишнее усердие в этом им тоже вредит: Джеков надо хорошо кормить (а то ведь уйдут на сторону!)…

— К Дюма, например — он и стелет мягче, и кормит сытнее, и в любви “ художник”. По сенсорике ощущений Дюма Драйзеру с его скудной кормёжкой и пуританским сексом сто очков вперёд даст…

— Чем Джек расплачивается за “сытный стол” и за “художественный секс” Дюма, поговорим, когда рассмотрим тему “ИТО конфликта”.

— Сейчас у нас тема “отношения дуальности”…

— …И как дуал Драйзер Джека не перекармливает, излишествами не пресыщает. Пресыщенный удовольствиями Джек — ленив, изнежен и не жизнестоек. (И в первую очередь противен сам себе). Именно поэтому (заботливый) Драйзер не позволяет Джеку переедать, не демонстрирует своё прекраснодушие излишней расточительностью, не пичкает демьяновой ухой. Как рационал он обеспечивает дуалу полноценное и разнообразное питание даже при скудных доходах семьи. Придя домой после трудового дня Джек не всегда замечает, чем его кормят и вкусно ли — главное, чтобы это было сытно и вовремя. Поэтому и на недостаток развлечений и вкусной, разнообразной еды обычно жалуются не труженики — Джеки, а временно (по каким — то причинам) нетрудоспособные иждивенцы.

Так, например, одна очаровательная женщина — Джек страдала от материальной и моральной зависимости своего, как ей казалось, не в меру прижимистого мужа -Драйзера. Муж работал по полторы — две смены подряд с минимальным количеством выходных, но одновременно вёл и все домашние дела, сам распределял бюджет, экономил (на сэкономленные деньги они купили новую большую квартиру, поменяли машину, отправили детей учиться в респектабельную частную школу). Она за всё время своего замужества нигде и никогда не работала — то с детьми сидела, то иностранные языки изучала, то на курсах переквалификации училась. Вот на этих- то курсах она и пользовалась успехом у многих галантных молодых людей, которые оказывали ей многочисленные знаки внимания. Ухаживали красиво, не считаясь с расходами, и для неё весь этот комплекс удовольствий стал жизненно необходимой нормой. Но постепенно все эти адюльтеры стали её утомлять, кроме того, что они доставляли ей массу хлопот, — надо было постоянно лгать, изворачиваться, — её мучили и угрызения совести, и страх потерять мужа и семью. Поразмыслив и решив, что для неё важнее, — яркие впечатления и разнообразный секс, или своя семья, труженик — муж, дети и защищённые тылы, — она пришла к выводу, что второе для неё всё-таки более важно и со свойственной ей (как Джеку) методичностью, разработала план реконструкции семейных отношений: составила список всего, что её не устраивало, прикинула, что, как, в каком порядке и в какие сроки она будет исправлять. Потом, конечно от этого списка отступила — усложнила себе задачу, не успев справиться с минимальным количеством проблем…

— Самом трудным для неё было запрограммировать себя на “реконструкцию”?

— Это-то оказалось самым лёгким, на “реконструкцию” всего для себя важного Джек “запрограммирован” по самой сути своей ЭГО — программы. Самым трудным для этой дамы оказалось убедиться в собственной несамокритичности — в том, что она слишком долго ныла и жаловалась на своего мужа, вместо того, чтобы обратить свою критику на себя.

— Так, что же получается, — лучше скучный дуал, чем никакого?

— “Скучный” дуал — ещё не значит “плохой”. “Скучные дуалы” бывают только у ленивых партнёров — у тех, кто сам не желает работать на собственное семейное счастье.

— Значит, если Джек жалуется на скуку и суровость дуального партнёра…

— …В поле надо гнать такого Джека, или на биржу труда… Лучше вообще обойтись без дуала, чем пожизненно нянчится с эгоцентричным и инфантильным, партнёрам. А тем более в этой диаде, где дуалам нужно готовить себя к «трудному счастью», — к суровым жизненным испытаниям, к экстремальным условиям существования (других в этой диаде не бывает), к трудовым будням, а не к лёгкому и приятному времяпрепровождению.

Для Джека и Драйзера жизнь — это в первую очередь работа. И все сферы жизни требуют вложения труда. Любовь для Драйзера — это в первую очередь труд. В этой диаде, выбирая партнёра, в первую очередь выбирают сотрудника. И Драйзер потому так осторожно сближается с партнёром, что понимает: на благо этого человека он потом должен будет трудиться всю свою жизнь с полной отдачей сил. Поэтому и силы в этой диаде не расходуют на развлечения, а приберегают на работу, на дело, на суровую, строгую жизнь в трудных условиях, требующих полной самоотдачи и максимального напряжения сил. На это ориентирована и активационная волевая сенсорика Джека (-ч.с.6). По этой же причине ограничивают себя в удовольствиях и квестимная («разгрузочная») сенсорика ощущений Драйзера (-б.с.8). Вследствие этого оба дуала в этой диаде стараются вести простой и здоровый образ жизни, предпочитают здоровый отдых,

— И здоровый секс… А что главное в сексуальной программе этой диады?

— В партнёре прежде всего хочется чувствовать крепкую руку, крепкое плечо и горячее сердце, готовое пожертвовать ради тебя всем. Сердце, бьющееся в унисон, сердце друга — вот, что главное в этой диаде. Крепкие объятия, объятия друга — здесь важнее всего (но именно объятия друга, а не врага, — не “питона”, не “змеи подколодной”, которая ядовитым плющом обовьётся и ужалит так, что всей жизни не хватит выдавить из себя её яд.).

— А как же душа?..

— Душа должна быть чистой, равно как и помыслы. Душу здесь не торопятся открывать, но уж если откроют, то говорят всё, без утайки — платят откровенностью за откровенность. (Так по крайней мере принято среди нормальных представителей этой диады: за ложь и отклонения от нормы им приходится слишком дорого платить.)

Интимная жизнь здесь строится на взаимном доверии. Близкие отношения заканчиваются, как только начинается ложь. Что же до остального, то в каждой диаде своя сексуальная программа, и эта диада — не исключение. В занятия сексом здесь вкладывают оптимальное количество сил, чтобы наутро чувствовать себя хорошо и быть готовыми к завтрашнему рабочему дню.

К физической усталости партнёра, к его самочувствию здесь относятся с пониманием: если человек тяжело работал весь день, ему надо дать отдохнуть. (Но вот истомлённого хандрой иждивенца в этой диаде не поймут и, либо прогонят прочь, либо заставят работать с полной отдачей сил.)

Справедливому распределению сил (нагрузок и обязанностей) здесь уделяют особое внимание. И эту задачу по наблюдательной логике соотношений (+б.л.7) берёт на себя Джек, с его отношением к команде, как к чётко налаженному механизму, который надо постоянно подстраивать, направлять, следить за всеми показателями “приборов” и регулировать нагрузки в каждом “звене”.

Поэтому хуже всего, когда именно Джек оказывается в семье «не у дел». Тогда он ищет для себя “дело” в другой семье, а эту семью оставляет. Зато и семью, где он сам всё построил и всё наладил, Джек покидает крайне неохотно (даже если его не всё там устраивает).

Результатами своего труда, пусть даже скромными, Джек всегда дорожит и чувствовать себя дезертиром, сбегающим с рабочего фронта, не захочет. Поэтому Драйзеру (при нерадивом Джеке) и приходится “западать” на свою волевую сенсорику, приходится быть деспотичным. Драйзер знает: для того, чтобы уберечь Джека от супружеской измены, от предательства интересов семьи, его нужно заставить работать на свою семью (на свою команду).

— А от тех, кто нежит их на пуховых перинах, обкладывает подушечками, кормят с ложечки превращают в “раскормленных поросят” или в “комнатных болонок”, Джеки сбегают?..

— От чрезмерно заботливых — в первую очередь. Роль инфантильного, капризного существа, озабоченного поиском удовольствий Джеку ни с какой стороны не подходит. (Но это то, что ожидает его в отношениях конфликта.) Героиня последней истории возможно потому так и отклонилась от курса, что была воспитана мамой — Дюма и такой же чрезмерной заботы требовала и от своего мужа — дуала. (Анализируя отношения дуалов, мы, к сожалению, далеко не всегда учитываем влияние ценностей, привитых им родительским воспитанием.)

— Тем более важно во всём вовремя и обстоятельно разобраться, чтобы предостеречь дуалов от непоправимых ошибок и вернуть к ценностям своей диады…

— Предостеречь от ошибок, ещё не значит уберечь отношения от распада. Тем более в этой диаде, где партнёры ВСЁ ПОСТИГАЮТ НА СВОЁМ ЛИЧНОМ ОПЫТЕ. (Особенно Джек: пока не набьёт шишек, не успокоится. Драйзеру с ним приходится нянчиться, как с дитём малым и неразумным, — приходится ждать, пока Джек накопит достаточное количество жизненного опыта, чтобы поверить дуалу на слово.)

18. Дихотомия «свой — чужой» партнёр.
Дуальные союзы полностью разрушаются только тогда, когда партнёры по своим межличностным отношениям становятся антагонистами — то есть врагами. В этом случае тот, кто прикладывает наибольшее количество усилий на сохранение партнёрских отношений, фактически направляет их впустую, или против себя.

Как мы уже говорили, в дуальных отношениях очень важна дихотомия “свой — чужой” партнёр. И в этой диаде (Джек — Драйзер) эта закономерность полностью подтверждается. Всё самое худшее в этой диаде начинает происходить именно тогда, когда Джек начинает нещадно, жестоко и прагматично эксплуатировать Драйзера в угоду чьим — то чужим интересам — интересам манипулирующих им «доброжелателей: друзей, родителей или других партнёров, имеющих на него влияние. Джек становится жертвой чужих манипуляций (и манипуляторов, заставляющих его ужесточать свой террор), а Драйзер становится жертвой партнёра — антагониста, отстаивающего чужие (антагонистические) интересы, идущие вразрез с интересами его семьи и его ближайшего дуального партнёра. Такое часто происходит в этой диаде и именно с Джеком. Джек эгоцентричен и легко поддаётся чужому влиянию, если оно сопряжено с сенсорным и психологическим дискомфортом. Поэтому, Джек скорее расстанется с дуалом, не угодным его родственникам, чем будет терпеть их постоянное брюзжание и злобные нападки на него; позволит им себя настроить против своего дуального партнёра и станет для своего дуала партнёром — антагонистом. Будет приходить к нему только за новым «трофеем» (за новой «данью»), будет с ним контактировать только для того, чтобы ещё что-то у него отобрать, ещё что-то отвоевать. Будет последовательно и методично разрушать его жизнь, разрушать свои отношения с ним, разрушать общую с ним семью.

Воссоединять партнёров — антагонистов (пусть даже дуалов) — жестоко, нецелесообразно и бессмысленно (и не только в этих, но и в любых других интертипных отношениях) — это значит помогать им уничтожать друг друга.

— А что же тогда упрочняет дуальный союз? Что может уберечь дуальную пару от распада?

— Прежде всего, глубокая и неопровержимая заинтересованность партнёров друг в друге, то есть БЛАГОДАРНОСТЬ ПАРТНЁРУ УЖЕ ЗА ТО, ЧТО ОН ЕСТЬ, ЗА ТО, ЧТО ОН СУЩЕСТВУЕТ. А осознание этого иногда приходит только после потери дуального партнёра, либо в экстремальной ситуации в результате пережитого шока от страха друг друга потерять.

Такова, например, история одной молодой семьи. Муж-Драйзер прежде работал музыкантом, но денег на всё не хватало, и жена — Джек — молодая, предприимчивая женщина уговорила его поменять профессию и заняться «колодезным делом»— предложила рыть колодцы. Сама разработала технологию, организовала подряд, и муж приступил к работе. На первом же колодце его стало засыпать землёй (видимо опоры они не догадались поставить). Жена, находившаяся неподалёку (она в это время готовила еду им обоим), услышала его крики (уже как будто из под земли) и срочно, не теряя ни секунды времени, позвала и организовала местных людей на помощь. Сама спустилась в эту глубокую (шестиметровую) яму и стала голыми руками раскапывать мужа, наполняла ведро землёй и отправляла наверх, где его принимали. Действуя таким образом, она дождалась прибытия спасателей, и уже им перепоручила дальнейшую заботу о муже. И только после того, как супруг был благополучно извлечён из колодца и отправлен в больницу, она позволила себе поплакать и дать волю эмоциям. Муж, как определили в больнице, отделался лёгким испугом и незначительными повреждениями. Она (как считают соседи) тоже отделалась “лёгким испугом”. Но зато теперь они знают, чем нужно дорожить в браке. Как говорит жена: “Мы оба просто счастливы тем, что мы есть друг у друга. Мы уже знаем, что пока мы живы, ничто не помешает нашему браку, никто нас не разлучит, никто друг от друга не оторвёт — ни “третий — лишний”, ни другая женщина — никто! Мы оба поняли: то, что мы вместе — это и есть самое большое счастье! И других доказательств нам не нужно!”

— А мне интересно, — допытывается Читатель, — после этого случая жена позволила мужу вернуться к прежней профессии, или решила продолжить технические изыскания в новом деле?

— Хотелось бы верить, что она вернула его к прежнему занятию, потому что променять музыку на рытьё колодцев — это слишком большая жертва даже для Драйзера.

Источник

Обсудить на Социофоруме